Звэтлана, я люблю тебя!

     Моя преподавательница итальянского языка, замечательная, мудрая Анна Михайловна, пару дней назад посоветовала, прежде, писать текст, а затем выуживать из него, как вишню из компота, заголовок. Так будет правильнее и легче.

     Очевидно, я из тех героев, которые всегда идут в обход, не ищут легких путей и прочее-прочее. У меня даже с заголовками случаются романы наоборот. Бывает, что фраза, пролежав на «полках» памяти годы, вдруг всплывет на поверхность сознания и приходится к месту и ко времени, как это было с «Земля, море, небо любят тебя бесконечно». Или вдруг услышу обрывок стороннего разговора, и он белым голубем бьется-бьется в мыслях до тех пор, пока не выпускаю его на волю — «Я не бла-а-андинка, я — Блондинка» — присовокупив стайку пестрых слов.  А иногда в голове уже сложилось эссе, обрядилось в парадный белый верх, черный низ: завязку, развитие сюжета, кульминацию, развязку-эпилог, но не хватает той дирижерской палочки из нескольких слов, которая объединит и заставит стройно заиграть весь  «оркестр» из слов, предложений, абзацев. А заголовок – простая, но ёмкая фраза — маячит на периферии сознания, играет в прятки «Э-эй, заметь меня, выуди на авансцену». Когда мне удается это сделать, я сама, порой, аплодирую маэстро-заголовку, даже если он слегка хулиганист, например, как «Римские «достоинства».

"Каждый день я люблю тебя всё больше".
Рим. Остров Тиберина. «Я люблю тебя».

     И в этот раз сначала была фраза «Светлана, я люблю тебя!». Вернее, вот так, по-итальянски «Svetlana, ti voglio bene». Она засияла лампочкой и окрасила мрачный присыпанный снегом день.

     И у меня, титулованной «Мисс оригинальность» с двумя дипломами в подтверждение, рассказ вылупляется-проклевывается из заголовка, как пышные соцветия из одного бутона. «Светлана, я люблю тебя!» — так каждый раз всем видом показывает мне, шепчет плеском Тибр или говорит по-итальянски чьим-то вполне реальным голосом взаимно любимый Рим. Я вновь отправлюсь  гулять по его улицам, набережным, площадям, подворотням (в них все самое интересное) через пару дней. А пока перебираю в памяти наши встречи и расставания, приключения и открытия, приятные моменты.

Набережная Тибра. Приятные римские моменты.
Набережная Тибра. Приятные римские моменты.

     Пять лет назад в мой первый визит Рим одарил меня знакомством с Роберто. Роберто – официант, камерьере в ресторане «Zio Ciro» недалеко от Piazza Navona. Положа руку на сердце, ресторанчик – так себе, рассчитанный на непритязательных туристов. Но я довольно часто наведывалась в него из-за тёплого приема. Роберто и интернациональная Ко встречали меня каждый раз словно любимую сестру вавилонских кровей. С объятьями, сердечными расспросами «Как дела?» и, конечно, хлебом-солью на итальянский лад. «Пасту не бери, — шептал мне Роберто, — сегодня на кухне Муса готовит. Он и паста – две вещи несовместимые. Возьми пиццу. Козимо тебе испечет большую и вкусную». И Козимо пек большую и вкусную, как пожелает «красавица Звэтлана» с горгонзолой или «сыра и грибов побольше». А к пицце домашнее вино. А затем комплименты от команды: лимончелло, и вполне себе тирамису с чашечкой густого кофе. Пару раз я попадала на обеды-вечеринки в компании космополитичного ресторанного персонала, её пижонистого управляющего и взлохмаченного шефа неясной национальности. Ресторан бывал закрыт, но стоило мне пройти мимо окон-витрин, как распахивалась дверь и из-за спины меня звал Роберто: «Звэтлана, пойдем к нам».

Алкогольный "комплимент"
Алкогольный «комплимент»

     Сейчас, спустя годы, я отчетливо увидела, что Роберто симпатизировал «красавице Звэтлане», мне. Но тогда, увлеченная Римом, я улавливала лишь дружеское расположение.

     Последний раз мы с Роберто виделись далекие четыре года назад. Римские улицы были ветрянково густо обсыпаны красными, розовыми, серебристыми, червонно-золотыми сердцами. Витрины магазинов настойчиво напоминали «Love is…» и «L’amore e’…» и любить нужно кого-то обязательно и по-итальянски взасос, а лучше, нацепив вот это супер-лифчик, в котором прелести лезут на уши или труселя с алым кроветворным органом на фасаде и попе. По набережным и площадям там и тут нацеловывались парочки юного, среднего и пенсионного возраста. Вся эта романтическая вакханалия объяснялась просто – День Святого Валентина.

Розово-любовный дух и ми-ми-мишности
Розово-любовный дух и ми-ми-мишности

     Я напитывалась розово-любовным духом и витринными ми-ми-мишностями. Была весела, бродила вдоль Тибра, к Ватикану, по узким улочкам Трастевере. Ела мороженое, глазела по сторонам. Даже обняла и поцеловала одного итальянца на Площади Святого Петра (Piazza di San Pietro). Мне кажется, этот низкорослый кургузый, но стильный, присыпанный конфетти, снежный синьор, был рад сердечному поцелую russa bionda.

Снежный "синьор"
Снежный «синьор»

     А к вечеру в мои компаньонки попросилась грусть. Она тенью шла за мной по бесконечным via, viale и lungaretta, не поддавалась на подкупы катанием на каруселях, лимонно-грушевым мороженым и тремя бокалами просекко, и тихонько нашептывала: «А тебе некого держать за руку. И трусы в глупых сердечках тебе ни к чему. И на набережной тебя никто не поцелует». В конце концов, я сдалась: «Здравствуй, грусть! Какая же ты стерва!».

Грусть не "покупалась" на увеселительные мероприятия...
Грусть не «покупалась» на увеселительные мероприятия…
... и на сладости тоже
… и на сладости тоже

     Понурая, плутала-плутала среди влюбленных, и ноги сами привели меня к освещенной изнутри стеклянной двустворчатой двери того самого ресторанчика. Не дверь — а голливудская сверкающая улыбка. Вошла внутрь и тут же услышала «Звэтла-ана, чао! А мы тебя ждем!». И это было не красное словцо или шутка. Меня и впрямь ждали и, несомненно, больше всех Роберто. Он вручил мне плюшевое сердце винного цвета. Сердце выскакивало из коробочки, безумно хохотало и скрипуче признавалось «I love you». Меня расцеловали в обе щеки и усадили у окна с романтическим кино снаружи «Однажды в Риме». Тут же был намешан, взболтан жизнерадостный оранжевый шприц, а вслед за ним под громкие аплодисменты и улюлюканье последовала румяная по краям, красно-помидорная в сердцевине, с белыми нарядными горохами подтаявшей моцареллы пицца «Маргарита» в форме сердца.

Пицца-сердце
Сердечная «Маргарита»

     «Светлана, я люблю тебя!» — шепнул кто-то рядом. Может быть, ослышалась? Улыбнулась, подмигнула Роберто и сочла, что это сам Вечный Город мне признался в любви. И это вам не мимолетность в воздушном шарике сердечком, это навсегда. Вечер был чудесен, полон шуток, смеха, вина. Роберто робел. А я, счастливая, не замечала этого.

     Однажды, вернувшись в Рим, я обнаружила, что Роберто исчез. «Уехал работать на север», .  В ресторане мне по-прежнему были рады, душевно встречали. Но отсутствие Роберто словно чай без конфеты: крепко, душисто, но радости не хватает. Я немного погрустила. Затем решила, что такова жизнь и стала обходить ресторан стороной. Рим открыл мне двери других заветных мест и одарил иной дружбой. Иногда мне хотелось заглянуть в тот самый ресторан, поздороваться с пижонистым менеджером, улыбнуться Козимо, спросить: «Привет, ребята! Вы меня помните?», но радостное и конкретное настоящее всегда пересиливало затуманившееся прошлое.

Мои ботинки-талисманы
Мои ботинки-талисманы

     Прошло четыре года. Я бодро вышагивала красными ботинками по февральскому, но солнечному Риму в сторону Тибра. Подгоняемая чувством голода, я все прибавляла и прибавляла шаг. Моей целью была пиццерия на том берегу реки. Чтобы срезать путь, запетляла проулками.

Римские проулки
Римские проулки

     Вдали в узком горлышке одного из переулков блеснула на солнце знакомая дверь – голливудская улыбка. Я улыбнулась миражу из прошлого и припустила дальше. Как вдруг каменные стены домов забросали меня эхо восторженного крика «Звэтла-а-ана, -на, -на, -на, сэй ту?! Ту?! Ту?!». Светлана, это ты? Спустя четыре года, это вновь был Роберто, который вновь работал на прежнем месте. Он случайно вышел подышать воздухом, краем глаза увидел красные ботинки и блондинистые кудри по ветру, и моментально опознал меня: «Звэтлана, это ты! Как же я рад видеть тебя! Ты стала ещё красивее! Пойдем, я накормлю тебя. Откуда знаю? Да, по глазам вижу, что ты голодная». И как всегда были пару бокалов просекко, а потом пицца, а потом «крема каталана» и в конце «Обижаешь, плачУ я! Я тебя угощаю». А потом верный паж под мои счастливые повизгивания «Ура!!! Йо-хо-хо! Рим, я люблю тебя!» устроил мне мото-прогулку по Вечному в вечерних огнях городу.

Вечный в вечерних огнях город
Вечный в вечерних огнях Город

     На мосту Ponte Sisto томно играла гитара. Ей подпевал-подшептывал мужской голос и Тибр, вечный романтик. Мы сидели на ступенях крохотной пьяцца. Рядом журчал фонтан. Чуть поодаль гудел неугомонный Рим. «Я женился, — сказал Роберто. — Но все эти годы я тебя помнил. Я знал, что однажды ты вернешься». «Я тоже счастлива тебя видеть», — улыбнулась в ответ и пожала озябшей ладошкой его теплую пятерню.

     «Ti voglio bene», — сказал Роберто. Я люблю тебя. Это робкое «ти вольо бенэ» в дословном переводе на русский звучит «я хочу тебе хорошо». А на деле является прелюдией, первым аккордом к страстному всепоглощающему «ti amo» — «я люблю тебя». Но широкая русская душа никогда не разменивается на мелочи. В такой серьезной теме, как Любовь, вариаций и тональностей нет, и «люблю» значит лишь одно – «люблю». Об этом я и сообщила моему визави. Рядом остановился чернокожий здоровяк. «И я хочу тебе хорошо, — сказал он, глядя на нас. — Купи браслет». Мой спутник молча подал два евро и сосредоточенно завязал тонкую тесьму на моем запястье – per fortuna, на счастье. «Когда-то мечтал сказать тебе «ти амо», но жизнь она все расставила по местам. Я счастлив, что ты здесь. Я счастлив, что ты сейчас в эти минуты рядом со мной. Это прекрасный подарок в канун Дня Святого Валентина. Я люблю тебя», — повторил Роберто.

Всё меняется, но я тебя люблю. Ti amo!
«Всё меняется, но я тебя люблю. Ti amo!». Подпись — Рим.

     «Я люблю тебя!» — шуршал Тибр. «Я люблю тебя!» — наигрывали и подпевали на мосту. «Я люблю тебя!» — рокотали автомобили.

     Я улыбалась: «И я люблю тебя, Рим!».

За хлебом, или Последний вечер в Риме

     Последний вечер в Риме. Все вопросы решены. Все гештальты закрыты. Прислушиваюсь к себе. Одинокая? Нет. Спокойная. Мне хорошо с собой. Отъезд назавтра, и прощальная грусть, и шум Рима за окном помноженный на стук моего сердца, всё это стоит того, чтобы глоток за глотком смаковать бокал рубиновой «патоки» вслед уходящему вечеру.

Рубиновая "патока" под этикеткой с хрюшкой
Рубиновая «патока» под этикеткой с хрюшкой

     Та-а-к, к вину есть тягучая горгонзола. Есть горсть лоснящихся оливок. Хлеба нет. Я вышла за хлебом. С этих прозаических слов, как правило, начинается целая история. Вспомним Катрин Денёв в фильме «За сигаретами». У меня случилась не история, но подарок. Я получила подарок от Рима.

"Запятая" месяца серебрится в вышине
«Запятая» месяца серебрится в вышине

     Пустынная улица. В подрагивающих юных сумерках ветер-непоседа еле слышно перебегает от одной стены к другой. В небе серебрится крохотная «запятая» месяца. Две тени в десятке метров передо мной. Отец и дочь, девочка лет шести. Девчонка крепенькая и округлая как боулинговая кегля неуклюже перебирает ногами: «Папа, папа, когда я вырасту, я буду большая и красивая как луна». «Дорогая, ты уже красивая как луна. – Восторгается вполголоса родитель. – Ты стройная как месяц. А когда вырастешь, будешь просто сиять». Отеческий взор в щекастом и бокастом чаде видит изящного прекрасного лебедя. Улыбаюсь им вслед: «А девчонка и впрямь осанистая». Воистину, красота — в глазах смотрящего.

     Ноги привели меня на Ponte Sisto (Мост Систо). Уличный гитарист из тех, что бережно пересыпает заработанные монетки из гитарного кофра в консервную банку, наигрывал что-то протяжное, берущее за душу. Усилитель вплетал мелодию в гул автомобильного трафика. Иногда гитарные переборы замазывали густыми ласковыми «мазками» прочие звуки. Волшебство полное любви. Тёплый тихий вечер.

Мириады "лунных" дорожек на Тибре
Мириады «лунных» дорожек на Тибре

     На Тибре мерцают червонным золотом не одна, а десятки «лунных» дорожек от фонарей. Всё это величественно благословляет полусфера гигантского фонаря – купола Собора Святого Петра.

Гигантский "фонарь" купола San Pietro
Гигантский «фонарь» купола San Pietro

     Всё вместе и музыка, и мерцание Тибра и матовый спокойный свет от парящего в небесах купола, всё это как счастье. Всё это и есть счастье. Будто кто-то родной положил тёплую руку мне на плечо: «Детка, я рядом. Я люблю тебя!». По-моему, это был Бог 🙂

Рим в лицах и картинках

     Почему Рим называют Вечным Городом? Почему этот город не подвластен ничему и никому? Ни природным катаклизмам, ни войнам и связанным с ними разрушениям. Ни смене эпох вкупе с попранием атрибутов прежнего отжившего. Даже само Всесильное и Безжалостное Время, понадкусив там и тут розово-антрацитовые бока этого невероятного прекрасного города, отступает поверженное,  «обламывает зубы». Рим стоит невозмутимо, потому что у него хорошие крепкие гены. Гены «отчепенцев», отвергнутых обществом, преступников, преследуемых законом, персонажей без рода и племени и туманных занятий, буйных нравом, которых Ромул собрал в своем юном детище – городе, ставшем Вечным. После Рим, столетиями прирастая завоеванными территориями, прирастал людом разных национальностей, цвета кожи и веры. Да и сейчас, следуя зову предков, привечает под своими сводами многих и многих «вавилонян»: «Цып-цып, мои цыплятки! Цып-цып-цып, мои котятки!». Город-космополит. Город – новый Вавилон. Город — лояльный ко всем и вся. Поэтому здесь можно встретить самых невероятных персонажей. И влипнуть в самые невероятные истории.

     Суббота. Утреннее солнце ласково румянило мои славянские скулы. Итальянские поджарые но седовласые папаши, прикрутив  малолетних чад к багажникам велосипедов лихо лавируют среди подрагивающих от нетерпения на красном сигнале  автомобилей. Встрепанные итальянские мамаши хрипло покаркивают на папаш и усердно крутят педали. Бегуны всех мастей и цветов отмеряют километры вдоль кромки Тибра. Группка дедулек в полосатых цветных гетрах до колен потрюхала за здоровьем. Как будто из цирка сбежали разом все Олеги Поповы и отправились на променад. Вот велосипедист от макушки до пяток в арлекинском заплаточном трико промчался мимо. Скользнул ловкой рыбкой между сопящими взмокшими барышнями. Ещё пару раз залоснился цветной спиной там-тут и исчез за поворотом.

     Из Синагоги на левом  берегу Тибра выплыла еврейская семья. Моложавый отец семейства прикрыл раннюю лысину белоснежным кругляшом кипы, а спортивный торс облачил в хорошо посаженный Brioni. Косматая, как все итальянки, но еврейски рыжая мать семейства уверено накалывает мостовую на свои 14-сантиметровые шпильки от, да-да, Лубутена. Двое горластых отпрысков несутся наперегонки, подпихивают друг друга локтями. Ввинчиваются драчливыми воробьями в спокойную группку монашек-голубок. Сизая стая тут же начинает трепыхаться и квохтать. Следом раздается ленивое женское: «Симо-о-он, Рафаэ-э-эль, осторожнее». А Симон и Рафаэль двумя упитанными и невоспитанными «пушечными ядрами» продолжают следовать по одной им ведомой траектории.

     Я стою, облокотившись о парапет Тибра, жмурюсь от золотой бирюзы разлитой по небу. Разглядываю прохожих и окрестности. Радуюсь жизни. Веретена каноэ вспарывают маслянистые сверкающие на солнце удавьи изгибы Тибра. На противоположном берегу у самой кромки воды прогуливаются двое. Видоискатель фотокамеры, вмиг приблизив картинку, подсказывает, что это двое мужчин. Рим за два с половиной тысячелетия благодаря слоеному пирогу культурных слоев поднялся над рекой метров на семь.  Жизнь кипит, расплескивается шумом высоко над головой пары прогуливающихся. А внизу у воды – тишина, спокойствие и безлюдье. Вдруг, один из мужчин падает плашмя лицом в камни набережной. Внезапные судороги выворачивают его ноги и руки. Его спутник, очевидно, испугавшись, быстро удаляется. Я выросла в семье медиков и знаю, что сильный эпилептический приступ, а это несомненно он, может закончиться летально. Я заметалась на противоположном берегу: «Как же амбуланс вызвать? Бежать к больному – долго. Могу не успеть. Как назло вокруг ни полицейских, ни карабинеров. Ни хотя бы мусорщиков. Кто может вызвать амбуланс? Ага! Продавец газетного киоска».  Бежать 100 метров. Я спринтерски рванула наперерез гудящему стаду машин. Вслед неслось «порка манаджа», «ке каццо» и прочие «лестности». Плевать! Продавец издалека завидел мои целеустремленность и напор. По-кашпировски округлил глаза и зычно-властно гаркнул: «Спокойно! Синьора, стоять». Я повиновалась в полуметре от него и, не уступая итальянцам, застрочила: «У реки внизу упал мужчина. У него эпилепсия. Он может умереть. Амбуланс срочно». Продавец выхватил мобильный. К реке мы бежали парой Усейнов Болтов и вдвоем собирали нелестности от автомобилистов. Плевать! Вой сирен раздался через минуту. Ещё через две минуты медики оранжевыми жуками-пожарными засуетились над замирающими хаотичными движениями рук и ног мужчины. Уф! Успели! «Грацие, синьор», — это продавцу-спасителю. Спустилась вниз к воде. Переволновалась. Сидела и долго пялилась в размеренный поток, пока не утихла дрожь в моих руках и ногах: «Аперитива что-ли выпить в лечебных целях?». Так и поступила. В вечерних сумерках возвращалась в отель. Из-за глянцевых журнальных обложек знакомый голос зычно-властно гаркнул: «Буона сера, Санта Мария!». «Добрый вечер, амико! — ответила я тому самому продавцу (так и не познакомились с ним). — Я не Мария, я Света!». «Санта Звэта, — прогудел продавец, — ты человека сегодня спасла. Спасибо! А меня Эдуардо зовут». «Святой Эдуардо, парировала я, — Ты тоже сегодня спас человека. И я тебя благодарю!».

     Персонажи, словно выпавшие из авангардного спектакля, в Риме то выскакивают из-за угла, то удачно встраиваются в городскую мизансцену, то возлежат статистами где-то у края городских декораций.

     Вот вылитая Бефана, или по нашему Баба Яга. Волосы на голове вороньим гнездом. Нос крючком, пронзительный взгляд ввинчивается шурупом в прохожих. Вместо лохмотьев из мешковины, трикотажное вполне себе стильное «рубище». Дама прямо на мосту принимает роды у здоровой псины. Псина поскуливает и опрастывается крохотными пищащими комочками. Дама что-то хрипло и ласково шепчет в мохнатое ухо. При этом не забывает подпинывать консервную банку рядом и выхаркивать: «Синьоры и синьоры, подайте на новорожденных! Они хотят кушать! У матери нет молока». Чуть поодаль томно перебирает гитарные струны лирический персонаж неопределенных лет, весь заросший волосами-бакенбардами-усами-бородой. Городской йети подумала я, разглядывая его повышенную лохматость.

     Следом за ним девчонки подростки пирсингованные в самых невероятных местах. Наверное, когда они проходят контроль безопасности в аэропорту с помпой под вой сирен, а не писк металлодетекторов. Обложились плюшевым жирафом и бегемотом и колошматят по барабанам. Хохочут в голос. Прохожие охотнее подают молодости и радости, чем волосатой лиричности и хриплому надрыву. А под мостом на асфальте острова Тиберина субтитрами к городской жизни чей-то нетвердой рукой выведено «Ogni giorno di pui’ ti amo» — «Каждый день я люблю тебя всё больше».

     В одном из переулков Трастевере прямо на меня выскочила дама с головами. Этакая медуза-горгона, но на современный лад. Одна голова гордо восседала как и положено на плечах, а ещё с пяток бутафорских нарумяненных торчали букетом из сумки на колесиках. Дама невозмутимо потарахтела сумкой по брусчатке. Головы будто тряслись в беззвучном смехе или дрожали Альцгеймером.

     По понтэ Систо в прозрачных мерцающих сумерках прямо на меня шел негр. Нет не из тех, что  сгодятся в Майклы Джорданы, а небольшой и надкушенный судьбой в разных местах: тут зуба не хватает, там дыра на коленке зияет, тут волосы комком пакли топорщатся. Не негр, а недонегр. «Сейчас торговые отношения начнет налаживать», — пронеслось в моей голове. Он напирал на меня, осклабившись прорехами в зубах и зычно приговаривал: «Мама, Африка! Мама, Африка!». Его гортанное раскатистое «а» словно боулинговый шар вкатывалось в уши и внутри ещё долго что-то грохотало и гулко ухало сбитыми кеглями. Я угадала. Чернокожий «синьор» остановился в метре от меня, засиял выпуклыми белками глаз и зазывно спросил: «Из какой ты Африки?». Да-а-а, нехитрая дипломатия. «Из русской», — парировала я. Руки понадежнее уперла в боки, вздернула подбородок и всем видом предложила «Что ли «африками» померяемся?». Гуталиновый человек вдруг стушевался и очень серьезно произнес: «Я тебя не трогаю. Ты меня не трогай. Иди, иди».

     Каждый раз, плутая по римским улочкам, я чувствую себя одновременно и зрителем красочной жизни, и актером и даже иногда режиссером. Прав был Шекспир, утверждая: «Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль…». И, пожалуй, спектакль каждый день разыгрываемый на «римских подмостках» — улицах тот самый главный аттракцион, который передаст истинный римский дух, истинную сущность. Стоит лишь внимательнее оглядываться вокруг.

Прекрасный Рим.
Прекрасный Рим.

В Рим! За сарабандой!

Итальянские прогулки со Светланой Симаковой

Рим. Вслед за сарабандой! 3-10 февраля 2016г.

     РИМ. Большинству людей при этом слове приходят в голову монументальные развалины Форума и громада Колизея. Таинственный Ватикан и его сокровища, свято оберегаемые служителями в красных сутанах. Фонтан Треви — густо «сдобренный» туристами. Или голливудский гладиатор Рассел Кроу, бесстрашно разящий врага увесистым мечом. Одри Хепберн верхом на «Веспе» в «Римских каникулах». Для многих Рим, бережно храня свою истинную сущность, таким и остается. Чередой вечных памятников, открыточным Колизеем, взметнувшимся в небо собором Святого Петра с длинной лентой очереди ко входу. Прогулкой по центральной виа дель Корсо в плотной разноязыкой толпе туристов. Это бесстрастный фасад Рима, настоящий Рим – иной.

     Подлинный Рим любит смельчаков и авантюристов, которые плутают  по старым переулкам, заглядывают в подворотни, пытаются нащупать пульс города, искренне доверяют и доверяются ему. Именно таким, любопытным и отважным, Рим дарит свою любовь. В потрясающей красоты фреске на облупившемся фасаде. В луче солнца, ласкающем зелёный ковер плюща на тысячелетней стене. В куске настоящей пиццы с тающей во рту моцареллой. В ежеутреннем приветствии бармена из соседнего кафе «Твой капучино ждёт тебя, белла!». В «чеширской» улыбке случайного прохожего со смоляным взглядом.

     А во время карнавала Рим становится волшебником и чародеем. Он заставит танцевать под ритмичный бой красочной сарабанды. Подарит улыбку во весь рот от искристого счастья. Поможет вновь попасть в детство, обсыпанное конфетти. Позволит забыть всё суетное и неважное и увлечёт в отполированный тысячами-тысячами ног зеркальный лабиринт улиц, где вернёт истинные желания, настоящую любовь, твою судьбу, самого тебя.

     Если вы мечтаете стать первооткрывателем своего Рима, своей Италии; не боитесь окунуться в карнавальный пёстрый водоворот масок; жаждете неспешно смаковать жизнь среди мощеных площадей; готовы открыть свою сердце и душу навстречу новому, НАВСТРЕЧУ СЕБЕ НАСТОЯЩЕМУ, буду рада видеть вас моими спутниками во время февральской прогулки по Риму длиною в незабываемую неделю.

      Буду рада, если сумеете взять от совместного путешествия то, что вам приятно, то, что вам нужно. Buon Carnevale!

Программа путешествия1

     Дорогие друзья, предварю программу путешествия несколькими строками. Прогулками и римскими историями в моем исполнении я займу лишь первые половины дней римских каникул. После полудня у вас будет возможность открывать свой Рим, пополнять свою коллекцию впечатлений, приключений и открытий в декорациях Carnevale Romano. Ну а карнавал — тот ещё проказник и волшебник. Нужно непременно поддаться его очарованию: нацепить весёлый колпак или маску, скакать под бой барабанов, с широко открытыми глазами смотреть уличные спектакли и концерты, радоваться театральным и световым перфомансам — праздновать жизнь.

Рим как на ладони
Рим как на ладони

3 февраля — «Здравствуй, Mamma Roma

     Рим, как всегда, начинается с аэропорта имени Леонардо да Винчи с нотками ветра (фью-фью) в имени — «Фьюмичино». Сбрасываем хмарь и холод зимней России, на шею – яркий шарф. Отправляемся на первое свидание с Вечным Городом. Настоящее свидание не бывает без вкусного ужина: una pizza romana и vino della casa пузатых бокалах. На десерт – вечерняя прогулка, собор Святого Петра в огнях (как гигантская новогодняя ёлка) и вкуснейшее мороженое, например, «frutti di bosco» (с лесными фруктами) или «bacio perugina» (как вкуснейшие шоколадные конфеты с цельным фундуком). Аж, слюнки потекли!

Собор Святого Петра
Собор Святого Петра

Для настроения слушать: Matia Bazar «Vacanze romane»

GelateriaFlor  www.gelatiflor.it

 4 февраляMi fa piacere!*

     Отправляемся на прогулку по центру Рима. Кстати, у итальянцев Roma – женщина, и как любая женщина достойна чуткого отношения. Чувствуем биение сердца этой гордой итальянки, слушаем её дыхание, не сводим с неё глаз. Плавно следуем изгибам Тибра до моста Святого Ангела. Заглядываем в бывшую императорскую усыпальницу, ныне Замок Святого Ангела. Любуемся пёстрой публикой на Пьяцца Навона. Затем касаемся ладонями шершавых вековых плит Пантеона. Не оставляем без внимания красоты фонтана Треви. Следуем итальянской поговорке «La vita’ e’ bella’, per chi godersela». Жизнь прекрасна для того, кто умеет ею наслаждаться. Неспешно знакомимся с Римом. И наслаждаемся каждым мгновением.

Fontana di Trevi
Fontana di Trevi

Замок Святого Ангела: www.castelsantangelo.com/ Стоимость входного билета  — 10, 5 евро.

Пантеон: http://www.pantheonroma.com/it/#bclb Вход бесплатный.

*Mi fa piacere! — «Мне очень приятно!» говорят итальянцы при знакомстве.

5 февраля Пуп Рима, или Где начинается Вечный Город

     Форум и Колизей. Первый – колыбель Рима, место захватывающих исторических событий, начиная со времён смертельной ссоры Ромула и Рема. Второй – гигантский культурный центр античных времен, когда римляне жаждали зрелищ, порой, больше, чем хлеба. Совершим воображаемое путешествие во времени на пару тысячелетий назад. Я люблю путешествовать подобным образом: зажмуриваю глаза, чуть абстрагируюсь от звуков современного города – и вот уже события прошедших времен разворачиваются перед мысленным взором словно наяву. Форум, где вершилась сама История, где писались «прадедушки» нынешних законов, охотно приоткрывает свои тайны. Почему Януса прозвали двуликим, и отчего ворота его имени были почти всегда распахнуты настежь? Где, по мнению некоторых иудеев, покоится под толщей земли семисвечник из Храма Соломона? Зачем римляне воздвигли храм богине канализации?

     В Колизее представим себя зрителями гладиаторских сражений и навмахий. Примерим на себя роль античных организаторов увеселительных мероприятий (ох и нелегкая это работа – впихнуть в подсобку бегемота).  И это далеко не все открытия, которые нас ждут.

Бессменный символ Рима (С. Щедрин "Вид Рима. Колизей")
Бессменный символ Рима (С. Щедрин «Вид Рима. Колизей»)

Форум: http://www.il-colosseo.it/informazioni-colosseo.php Стоимость двухдневного входного билета на Римские Форумы и Колизей — 12 евро.

Узнать о Риме больше: «Здесь был Рим» Виктора Сонькина.

 6 февраля — Ватиканские секреты

     Знакомство с микро-государством с армией в 110 человек, взятой в аренду у Швейцарии, лучше начать с Музеев Ватикана. Галерея карт, галерея гобеленов, «рогатый» Моисей, обнаженный Лаокоон и многое другое. Затем Сикстинская капелла с шедеврами работы Микеланджело, Сандро Боттичелли, Перуджино и Пентуриккьо. Далее — бывший стадион Гая Кулигулы, где по преданию был похоронен апостол Петр, а ныне крупнейшая историческая христианская церковь в мире. Особого внимания заслуживает «Пьета» Микеланджело, свидетельство мастерства и вздорного характера великого гения. Возможно взглянуть на Рим с высоты 136 метров купола Базилики Святого Петра. Растиражированное открыточное изображение при личном созерцании разворачивается в потрясающей красоты панораму, «перевязанную» серебряной лентой Тибра. По завершению знакомства с могущественным «малышом» Ватиканом можем отправить открытки с его государственным штампом из почтового отделения на площади Святого Петра.

Моисей работы Микеланджело
Моисей работы Микеланджело

Музеи Ватикана: http://www.museivaticani.va/ Вход – от 16 евро.

7 февраля — За сарабандой!

     В этот день карнавал вспенивает горловины улиц ярким костюмированным шествием. Мальчишки, одетые человеками-пауками и суперменами, крохотные барышни в нарядах фей и свинки Пепы. Средневековые дамы в кринолинах, герцоги в бархатных панталонах. Конный парад. Выход флагоносцев. Гладиаторы с копями наперевес. Высшая точка двухнедельного красочного действа, «накал страстей» – карнавальное шествие. Смотрим. Приплясываем. Аплодируем. Получаем удовольствие.

Гладиаторы наших времен
Гладиаторы наших времен

     Без звона бокалов праздник остался бы, как надкушенная убывающая луна – не хватает мелочи, но это чувствуется. Один из способов наполнить праздничный день до краев приятными эмоциями – наполнить бокалы прекрасным вином. Для этого римляне придумали энотеки. Чтобы смаковать барбареско или бароло за дружескими беседами. Заглянем в энотеку?

Enoteca Trimani: http://www.trimani.com/elenco_articoli.asp

Увидеть разницу между Римом сегодня и Римом 50 лет назад: смотреть «Римские каникулы» с Одри Хепберн и Грегори Пеком.

8 февраля — Кто живет за Тибром?

      Сегодня нам предстоит замысловатая прогулка сквозь эпохи. Начнем с Кампо деи Фьори, где средневековой инквизицией был сожжен Джордано Бруно. Ныне Кампо — прелестная площадь в обрамлении пёстрых цветочных прилавков. Затем отправимся на место убийства Юлия Цезаря. Великий политик был убит заговорщиками у… общественного римского туалета (вот где проза жизни демонстрирует свой норов). Далее мимо театра Марцелла, верхние ярусы которого — жилые, несмотря на кирпичные стены возрастом в почти 2000 лет. И минуя еврейское гетто, через остров Тиберина выйдем к Трастевере (пер. с ит. «За Тибром»). Старые узкие улочки, мощёные камнем. Скрипучие ставни. Занавесь плюща на терракотовой стене и самые вкусные обеды. Всё это — за Тибром в Трастевере.

Трастевере
Трастевере

Обедать в настоящей пиццерии «Dar Poeta»: http://darpoeta.com/#

Купить пару настоящих римских туфель:  www.carlocecchini.com

9 февраляДень Dolce Farniente (сладкого ничегонеделанья)

     Последние скидки! Ultitmi sconti! А остатки, как известно, сладки. Elisabetta Franchi, Chi sei, Kaos, Max Mara и прочие аутентичные бренды мы найдем на via Ottaviano и в окрестностях via del Corso. Обедать — в неаполитанском ресторанчике «Pizzicotto». А затем превращаемся в настоящих римлян – бездельничаем и наслаждаемся жизнью. Неспешно бродим по вилле Боргезе, вальяжно созерцаем панораму города с высоты Пинчо, считаем количество ступеней Испанской лестницы. Смакуем каждую минутку жизни.

Парк Вилла Боргезе
Парк Вилла Боргезе

     Если сладкое ничегонеделание попросит разбавить его чем-то менее сладким, предлагаю сделать это, познакомившись с «Ara Pacis» Алтарем Мира, построенным при императоре Августе. Отдельного внимания заслуживает история его извлечения из-под толщи центрального римского квартала, когда археологи совершили обыкновенное чудо.

Via del Corso
Via del Corso

Алтарь Мира: http://www.arapacis.it/ Стоимость входного билета – от 10,5 евро.

Ароматы Рима Roma Profumum  http://www.profumum.com/en/contacts.html

 10 февраля – Vacanze Romane. La fine.

     Последний день римских каникул требует вдумчивости созерцательности, чтобы собрать воедино все памятные бесценные «пазлы» нашего путешествия. Страстная среда. Точка в нашем путешествии. Хотя, я никогда не ставлю точку, предпочитаю многоточие. Ведь, жизнь полна сюрпризов, а все дороги, как известно, ведут в Рим.

Pizza Romana
Pizza Romana

Приглашаю с собой в путешествие 4-5 друзей.

Стоимость участия в римских прогулках – 250 евро на 1 человека.

Помощь в бронировании отеля, приобретении авиабилетов, оформлении шенгенской визы – 50 евро на 1 человека.

Выбор отеля зависит исключительно от вас. Я рекомендую тихий аутентичный район Трастевере. Предлагаю вам кооперироваться с друг с другом, и оформлять проживание вместе с целью оптимизации расходов. Охотно отвечу на любые возникающие вопросы.

Рекомендованные отели в Трастевере (демократичные варианты):

Baylon Suites (стоимость на 2-х человек за 7 ночей от 31083 руб.) http://www.booking.com/hotel/it/baylon-suites.ru.html?aid=339530;label=1346_header_searchbutton_v2-DAYB-wUCFQYBDwYA;sid=d0d9265476876654dc63840c3f0997d3;dcid=1;checkin=2016-02-03;checkout=2016-02-10;dist=0;group_adults=2;room1=A%2CA;sb_price_type=total;srfid=4aae82fc1c362be14330970b13cbe9d8dae84576X2;type=total;ucfs=1&

В&B Hotel Roma Trastevere (на 2-х человек за 7 ночей — от 26778 руб.) http://www.booking.com/hotel/it/b-roma21.ru.html?aid=339530;label=2069_header_searchbox_v2-;sid=d0d9265476876654dc63840c3f0997d3;dcid=1;checkin=2016-02-03;checkout=2016-02-10;dist=0;room1=A%2CA;sb_price_type=total;srfid=98c8c6eacb05b8fce9edd25f8bac9d7a02e79619X1;type=total;ucfs=1&

Villa Maria (на 2-х человек за 7 ночей – от 29675 руб.) http://www.booking.com/hotel/it/villa-maria-roma.ru.html?aid=339530;label=2069_header_searchbox_v2-;sid=d0d9265476876654dc63840c3f0997d3;dcid=1;checkin=2016-02-03;checkout=2016-02-10;dist=0;group_adults=2;room1=A%2CA;sb_price_type=total;srfid=98c8c6eacb05b8fce9edd25f8bac9d7a02e79619X4;type=total;ucfs=1&#map_closed

 Цены на авиабилеты по состоянию на 04.11.2015г.:

Челябинск-Рим-Челябинск (Аэрофлот) – 23498 руб. http://www.skyscanner.ru/transport/flights/cek/fco/160203/160210/airfares-from-chelyabinsk-to-rome-fiumicino-in-february-2016.html?adults=1&children=0&infants=0&cabinclass=economy&rtn=1&preferdirects=false&outboundaltsenabled=false&inboundaltsenabled=false

Екатеринбург-Рим-Екатеринбург (Аэрофлот) – 22863 руб. http://www.skyscanner.ru/transport/flights/svx/fco/160203/160210/airfares-from-ekaterinburg-to-rome-fiumicino-in-february-2016.html?adults=1&children=0&infants=0&cabinclass=economy&rtn=1&preferdirects=false&outboundaltsenabled=false&inboundaltsenabled=false

Екатеринбург-Рим-Екатеринбург  (Turkish Airlines, 2-10.02.2016) – 22415 руб. https://online.turkishairlines.com/internet-booking/availabilityInt.tk;jsessionid=ZFRHW5SHtMnK11pmTgJ5y2hjNcP1TrvQ1tFKzFbs2xn1XxpTcFrD!1886534383

Екатеринбург-Рим-Екатеринбург (Finnair, 1-11.02.2016, распродажа до 15.11.2015г.) – 18231 руб.  http://www.finnair.com/ru/ru/?gclid=CMak3cWA9sgCFeLbcgodSh4Nrg

     Обращаю ваше внимание, что транспортные расходы (проезд на поездах, автобусах и пр.), билеты на посещение различных мероприятий и музеев, обеды и ужины оплачиваются самостоятельно на месте.

Задать вопросы и узнать подробности можно по тел. 8-912-894-09-37 или написав на chiaraprima@mail.ru

1 — программа может претерпеть некоторые изменения. Помните, мы предполагаем, а Бог располагает.