С ДНЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

День Победы. Это день, когда вспоминаешь самого себя до самой глубины души, до самых струнных переборов густо намешанных генов.

День Победы — день, когда в зареберье вдруг возникают «фантомные боли» и, сгллатывая слезы, я чувствую, что будто бы была там на передовых, под бомбежками, в оккупации рядом с моими бабушками и дедушками. И у меня зимой даже когда тепло мерзнут ноги, наверное, это от деда, обморозившего ступни под Сталинградом. И я терпеть не могу кукурузную кашу. А это от бабушки, которая выжила на клеклой мамалыге.

День Победы — день, когда с гулкими ударами сердца в тишине под неумолимый отсчет метронома я понимаю, что во мне, в нас течет кровь тех, что выжили. Тех, что справились. Тех, что смогли. Тех, что победили во имя и вопреки. В нас течет кровь победителей. Читать далее С ДНЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

Просто ты умела ждать, как никто другой…

     Именно с этого эссе, написанного год назад, началось создание моего блога. Сегодня перечитала. Смахнула слезы. И публикую вновь.

Нашим прабабушкам и бабушкам посвящается

     Канун Дня Великой Победы полон торжественности, обрамлённой георгиевскими ленточками. Полон памяти, хранимой в пожелтевших фотографиях и морщинах ветеранов. Полон скорби, въевшейся чёрной копотью в души многих поколений. Полон горькой, но такой сладкой радости Победы.

     Мне вспомнилась простая земная история про Победу. Пару лет назад декабрьским солнечным днем мы с подругой прогуливались по набережной итальянского курортного городка. Присели на камни у пляжа, беседовали, смеялись, окидывали взглядом прекрасные виды. Спустя некоторое время рядом расположился итальянский дедушка, лихо прикативший на велосипеде. Пожилой синьор, радуясь и любуясь, поглядывал на наш щебечущий дуэт. На моё приветственное «бон джорно» охотно откликнулся-отозвался, представился. Зовут Микеле (вот так по-простому), 78 лет, пенсионер. Каждый день приезжает на велосипеде из пригорода на пляж, чтобы полюбоваться озерными красотами, побыть с собой, а потом после перекинуться несколькими словами с прохожими. Разговорились о тём, о сём. Где можно выпить лучший кофе. Что велосипедные прогулки мужчины солидного возраста – это невероятно, достойно уважения и аплодисментов. Что женщины – прекрасны, особенно, когда у них сияют глаза.

За несколько минут до встречи с Микеле
За несколько минут до встречи с Микеле

     Затем Микеле поинтересовался, откуда мы. Улыбаясь, мы ответили, что мы самые настоящие русские из самой настоящей России, где бывает очень холодно и снежно. После этих слов у нашего собеседника задрожали руки, в глазах замерцали слёзы. Микеле, кособочась, упал передо мной и подругой на колени. Я сочла, что синьору стало плохо, сердце взбрыкнуло. Но он заверил нас, что всё в порядке, просто он хочет выразить нам таким образом почтение и благодарность. «За что?», — недоумевала я, переминаясь от неловкости с ноги на ногу над коленопреклонённым джентльменом. А Микеле обстоятельно целовал нам руки и повторял «Grazie!» (спасибо). А потом он рассказал нам короткую историю длиною в несколько жизней людей разных поколений.

     Его отец участвовал во Второй Мировой войне. Воевал, как и многие итальянцы времён Муссолини, на стороне фашистов. Месил грязь и отмерял бессчетные километры прочь от родной Италии по русским просторам. Зима была лютая. Куцее обмундирование отца оказалось непригодным для выживания на выбеленных снегом полях, продуваемых свирепыми ветрами. Отец замерзал. Отморозил пальцы на ногах, руках. С трудом мог ходить. Готовился умереть. Он бы умер, если бы не русская женщина по имени Рая. Рая приютила, обогрела, выходила, подкормила, чем придётся, полюбила и… отпустила домой красавца со жгучим взглядом. И отец добрался домой, вернулся в семью. Жил долгую жизнь, и всем своим сыновьям наказал в память о Рае благодарить всех русских женщин, которые встретятся. Благодарить за то, что у детей был отец, а у отца дети. За то, что жена не осталась вдовой. За то, что дышал, за то, что видел солнце. За чашку кофе по утрам. За любовь. «Отец говорил, что русская женщина – она одновременно и жена, и мать, и дочь, и земля, и родина, и чужбина, и любовь, и спасение. У меня в России живёт брат или сестра», — подытожил Микеле.

     Сглатывая комок в горле, я тогда сказала нашему собеседнику, что русское имя Рая созвучно слову Рай. «Мой отец попал в Рай», — заплакал Микеле. Мы с подругой тоже плакали, обнимая его по-родственному с правого и левого бока. В тот момент и я, и подруга, каждая из нас была той самой Раей, которая спасая одного человека, спасла жизнь многих поколений.

     В День Победы, прежде всего, чествуют героев, совершивших военные подвиги. А я предлагаю вспомнить простых женщин, которые вопреки лишениям, голоду, смерти, берегли и созидали саму Жизнь.

Женщины пашут
Те, что берегли и созидали саму Жизнь

     Я восхищаюсь жаждой жизни тех женщин и их верностью самим себе, перед глазами смерти, нацеленной на них дулом автомата. Так, моя пра-прабабушка, донская казачка преклонных лет, дралась с немецким солдатом за последнюю тощую курицу. Курица «дитям худобым» позарез нужна была, чтобы «не померли». Курица была ею отвоевана и собственноручно утоплена в колодце. Озверевший немецкий солдат поставил растрёпанную старуху к глинобитной стенке и намеревался отправить её к праотцам вслед за курицей. Жизнь моей пра-прабабушке спасло отчаянное казачье хулиганство. Она поддёрнула юбку повыше, нацелив на ошалевшего немца голый зад, и сообщила ему, что путь к праотцам грозит не ей, а это ему светит дорога и указала смуглым пальцем куда. То ли вид тощих чресел, то ли громогласный хохот товарищей заставили немца опустить автомат. Бабуля жила ещё много лет.

Матери. Низкий вам поклон. (Кадр из фильма "Помни имя свое")
Матери, низкий вам поклон. (Кадр из фильма «Помни имя свое»)

     Благоговею перед матерями. Вспоминаю мою прабабушку, мать четырёх разновозрастных девчонок-подростков, которая материнским чутьём и заботой, тяжёлым трудом, иногда хитростью, чаще стойкостью, юмором, любовью, а когда-то обманом, подкупом и жестокостью, но сберегла их в трёхлетней оккупации. Девчонки все выросли в счастливых красавиц-женщин. Потом превратились в пожилых мудрых дам в окружении внуков и внучек. Но кукурузную кашу-мамалыгу терпеть не могли с тех пор всю жизнь.

Прадед Леонид. Ватные штаны остались за кадром.
Прадед Леонид. Ватные штаны остались за кадром.

     Преклоняюсь перед умением верить и ждать, протянув через тысячи километров к своему мужчине звенящую от напряжения струну веры, надежды и любви. Мой прадед не вернулся домой после Победы летом сорок пятого. Не вернулся он и осенью, и зимой 45-го. Но прабабушка верила незыблемо, отбиваясь от всех сомнений и сомневающихся коротким «Отзыньте! Он вернётся». Прадед вернулся весной 46-го в ватных штанах, «галифе-наоборот», у которых вся вата, опав вниз, подушечными комьями стреноживала щиколотки. Дед довоёвывал на востоке, а потом где пешком, где на перекладных шёл домой. Горе-штаны были пошиты горе-китайцем, потомки которого так и не преуспели в портняжном ремесле. А мои любимые «пра» Лариса и Леонид, обнявшись, смотрят на меня с фотокарточки 1956-го года. «Просто ты умела ждать, как никто другой…».

Мои любимые "пра" Леонид и Лариса
Мои любимые «пра» Леонид и Лариса

     Я безмерно благодарна за любовь и человеколюбие, которые, там, где свинцом и огнём вымарывалось всё живое, теплились и разгорались, возрождались и возрождали, созидали, в том числе, и нас нынешних.

Милые наши бабушки, прабабушки, прапрабабушки мы помним вас!

С Днем Великой Победы!
С Днем Великой Победы!

Дорогие друзья, с праздником Великой Победы!

На шажок ближе к Миру

     Вчера неспешно шла на работу. Утро только-только приосанилось. Солнце румяным блином перекатывалось по небу. Улицы — пыльны и пустынны. Офисные работники уже клацали по клавишам компьютеров, а прочие люди ещё допивали по кухням свой кофе.

Городское весеннее утро
Городское весеннее утро

    Недалеко от центральной площади остановился автобус. Из него выскакивали мальчишки и девчонки лет 13-14. Нежные и нарядные, как яблоневый цвет. Белые кители с красными эполетами, атласные лампасы на отглаженных брюках. Стриженые затылки и белые соцветия бантов в косичках. Пузатые барабаны, сияющие горны. Спросила у одной из девчонок: «Куда же вы так рано? Репетиция парада ко Дню Победы начнется лишь в 20-00». Девчонка, прижимая к себе тугой барабан и палочки, очень серьезно и доверительно ответила: «Мы с учительницей решили еще несколько раз сами прорепетировать. Чтобы хорошо пройти в праздник. Чтобы прабабушка мной гордилась. Чтобы все помнили войну и её героев». И девчонка потупилась: в глазах блеснули слезы. Я пожелала подросткам удачи, поздравила с наступающим Днем Победы.

Мальчишка в День Победы
На шажок ближе к миру

     Шла и думала: пока стоят слезы в глазах наших детей при упоминании о Той Войне, может быть эти слезы, настоянные на памяти, и есть то самое «противоядие» от страшных бесчеловечных «авантюр»? Может быть мы на шажок ближе к миру, спокойствию и любви? Если так, то даже ради этого шажка стоит рассказывать нашим сыновьям и дочерям о зверствах и подвигах, о голоде и работе день и ночь, о свастике и Звезде Давида, о тех, кто ждал и тех, кто так и не вернулся, о многих жертвах и о ещё больших поколениях победителях.

Победители
Я вернулся! Я живой!

С наступающим Днем Великой Победы!