Позвольте представить — другая Италия!

Понравилось? Поделитесь!

     Влажный тёплый воздух обволакивал дОбро и приветливо. Так в русских сказках  сказочная хозяйка встречает умаявшегося путника: «Прежде в баньке попарю, накормлю-напою, а потом…». Но вокруг все было далеким от русского фольклора, вокруг была моя первая итальянская сказка, поэтому сюжет пошел по иному пути. Декабрьская Италия радушно распахнула свои приморские объятия. Довольно потряхивала пальмами, где-то вдали успокоительно шелестела морем. Римини.

Томные приморские сумерки
Томные приморские сумерки в Римини

     Десять лет назад, когда количество чартеров на Аппенины превосходило количество регулярных рейсов, когда Booking пребывал в новорожденных младенцах, самым простым способом попасть в Италию было приобретение путевки. Перелет туда-обратно, гостиница 2 звезды, а дальше — две недели что хочу, то и ворочу. Соотечественники что хотели, то и воротили. Русские барышни, повиливая попками, утянутыми в модные джинсы, выпархивали прямо в объятия своих набриолиненных фиданцати-женихов. Дамы  с видом учительниц математики в скучных пальто, но весёлых итальянских шарфах деловито уходили прочь. Возможно, променяли учительскую карьеру в Отчизне на что-то менее квалифицированное, но более сытое на чужбине и мимикрировали понемногу к местной среде. Шарфики тому подтверждение. Деловые суровые мужчины целеустремлялись к не менее деловым, но более вальяжным и пестрым итальянским, очевидно, партнерам. А я выскользнула из аэропорта к моей подруге Лене.

Лена и я возвышаемся над декабрьской Феррарой
Лена и я возвышаемся над декабрьской Феррарой

     Несколько строк посвящу Лене Итальянской. Лена – замечательный педагог итальянского языка. За год до описываемой встречи преподавала мне спряжения-герундии и звалась Еленой Сергеевной. А потом жизнь разложила новый пасьянс, в котором уважительное с придыханием «Елен-Сергеевна» укоротилось до не менее уважительного «Лена». А затем к «Лене» добавилось «Итальянская» — Лена переехала в Италию и живет там до сих пор. Лена стала для меня феей-крестной на пути к заветной мечте – Италии. Она пригласила меня в гости, и так случился мой первый аппенинский вояж. За это и мно-о-огое другое я ей безмерно благодарна. Elena, ti ringrazio di cuore!

  Небольшим «цыганским табором» с Леной и её итальянскими друзьями мы зарегистрировали меня в моём отеле с двумя маленькими звездочками на «погонах», т.е. на фасаде. В вестибюле из всей предполагаемой туристической группы осталась одна растерянно хлопающая глазами женщина. «Римма, — представилась она. – А вы тоже уезжаете? Что же я буду делать? Я языков совсем не знаю». «Я вернусь за два дня до отлета, — постаралась снизить градус паники в её глазах. – Мы с вами обязательно увидимся».  И мы отправились с Леной в её дом в городке между Моденой и Феррарой.

Где-то между Моденой и Феррарой :)
Где-то между Моденой и Феррарой 🙂

     За две недели моих первых итальянских каникул произошло многое. Были и путешествия по городам-весям (Болонье, Модене, Парме, Флоренции и так далее). Было выпито литров 20 красного сухого вина (успокою вздрогнувших, это – на двоих и больше). Была первая осиленная мною пицца размером с полную южную луну вполнеба. И первое мороженое с облизыванием пальцев в сумерках у громады Дуомо Модены. И настоящие ручной работы туфли из Болоньи, за которыми я ехала 7 км на велосипеде, далее на автобусе, и в довершении на поезде, и все это в обратном порядке. Были рождественские меркати с кварцевыми на изломах кусками пармиджано, лоснящимися оливками в маринаде и марципановыми разноцветными россыпями сладостей.     

     Был громогласный колокол на колокольне Джотто во Флоренции, положивший меня на лопатки (в прямом смысле). Были даже два потенциальных «фиданцати»-жениха: один в стильной лысине и второй в стильной небритости. Обо всем это я однажды расскажу подробнее. А сейчас вернусь в зимний приморский городок.

     Я вновь приехала в Римини в отель, осененный парой звезд, за два дня до отбытия на родину. В вестибюле, как и в первый день, встретила Римму. Она в ответ на мои итальянские восторги доверительно поделилась: «А мне не понравилось. Поговорить не с кем. Кормят в отельном ресторане паршиво. Прокатилась на электричке туда-сюда, всё те же горбоносые лица. Лопочут-лопочут по своему – ничего не поняла. Мороженое? Не, не ела. Зима же сейчас. Достопримечательности? Видела тут виллы огромные с кустами красивыми вокруг. С украинками местными в парке познакомилась, хоть поговорила по-русски, душу отвела. В общем, ничего особенного». «Римма, — сказала я, — так дело не пойдет. Быть в Италии и не видеть её – это преступление по отношению к самой себе. Ты себя обделяешь счастьем. Пойдем, покажу тебе кусочек настоящей Италии».

Почти двухтысячелетний мост Тиберия
Почти двухтысячелетний мост Тиберия

     Для начала отправились за мороженым. Когда разуверившейся Римме нагромоздили в буратиний нос вафельного рожка клубничное, черно-шоколадное и ананасовое с горкой, и она слизнула то там, то тут сладкие потеки, в её глазах появилось предвкушение счастья. Затем мимо «огромных вилл» мы прошествовали к мосту Тиберия, на фоне которого я разыграла для единственного зрителя – моей визави — настоящий исторический спектакль со звучным возгласом «Перейти Рубикон!» в финале. Ничего, что сама река-фразеологизм Рубикон находится чуть севернее, а мост Тиберия стоит на реке Мареккья. Римма, несмотря на топографическую неточность, прониклась страстями двухтысячелетней давности: таращила глаза и хохотала, звонко пятная ладонями свои колени.  К ней присоединилось трио итальянских дедов, для которых я перевела всю историческую канву. Вместо аплодисментов деды жаждали расцеловать спонтанную приму, меня 🙂 Одним словом, итальянцы. Оставив дедов, мы прогулялись к арке Августа. По пути перекусили пьядиной (piadina) с торчащей из жаркого полукружия ароматной бахромой рукколы. Под сенью шкворчащей прибоем влажной мглы выпили молодого вина. «День был прекрасен», — выдохнула Римма на пороге отеля.

Специалитет из Эмильи-Романьи - пьядина
Специалитет из Эмильи-Романьи — пьядина

     Следующим утром отправились в Сан-Марино. Где исходили вдоль и поперек узкие улочки. В полдень по настоящему пообедали с antipasti-закусками, первым, вторым блюдом, вино делла каза и тирамису (пусть и штамп, но было по настоящему вкусно). Полюбовались видами с крохотной макушки мира на все окрестности. Преддверие Рождества, волшебным образом преобразило витрины маленьких магазинчиков и людей вокруг. Все и вся казалось нарядным, карнавально радостным, беззаботным. Мы с моей попутчицей забрели на выставку рождественских вертепов… из песка. Улыбка распустилась невиданной яркой бабочкой на лице Риммы. А когда она приобрела пару правильных туфель, то из женщины средних лет вдруг превратилась в счастливую девчонку-подростка, даже подскакивала от радости. И защебетала по-итальянски «грацие» и «арриведерчи».

     В автобусе Римма завела со мной «серьезный разговор»: «Светик, мне местные украинки предложили остаться здесь. В России меня никто и ничего не держит. Я думала, вот ещё: шило на мыло менять. А благодаря тебе я поняла, что здесь жить можно. Нет, даже не так, я здесь жить ХОЧУ. Давай сходим к тёткам в парк, посмотришь на них, посоветуешь, может быть, оставаться мне или нет».

     Вечером пошли в парк. «Маруся, — представилась дама со стогом пергидрольных кудрей на голове и достала бутыль с сухим красным. — Выпьем девоньки за знакомство, а там и побалакаем». На парковой лавочке мы соображали на троих, потом и на четверых, пятерых и даже шестерых. Сестры-славянки льнули к нашей компании как мухи к меду. Рядом дремали в креслах-каталках  несколько их подопечных – иссохших дедов и бабулек. Все Маруси, Ирины и Ларочки помышляли ремеслом баданте – сиделок. Маруся глушила Риммины сомнения аргументами-динамитами: «Римма, хлянь-ка на себя — ты ж  красавица маслом писана!».  Тётки поддакнули «Харна! Харна!». Маруся продолжала: «Фихура у тебя на-а-армальная, не тощая, сиси-писи есть. Не лысая, вон, волосики вьются. Хлаза — как вишенки. Ядрёные такие, правильные хлаза. Мы тебе здеся враз такого жениха-пенсионера отхватим. Поухаживаешь за ним, охмуришь и станешь итальянкой. В море бебехи будешь полоскать каждый божий день, если захочешь. Будешь кушать хорошо, пить красное и радоваться жизни. А дома – что? Нищета одна». Римма работала главным бухгалтером в солидной казанской фирме, поэтому нищета её бока не покусывала, но «жених-итальянец», «кушать хорошо, пить красное»  и «море под боком» заставили Римму призадуматься. Встав домиком (ноги ослабели от пережитого и принятого «на грудь»), мы вернулись с Риммой в отель, по пути темпераментно обсуждали «Быть или не быть?!». Разбрелись под «утро вечера мудренее».

     Рано утром Римма робко поскреблась в мою дверь: «Светик, всю ночь не спала. Мне Италия понравилась. Жизнь здесь нормальная. Девчонки говорят, что работу я здесь найду. Я остаюсь. Вызови мне такси, вот адрес.  Пока по-итальянски не говорю». Вот так я сама стала феей-крестной. Вызвала такси, продиктовав нацарапанный Марусиной рукой адрес, проводила Римму до автомобиля и расцеловала в обе щеки на удачу. Не знаю, как сложилась судьба моей спутницы, мы потеряли дуг друга из виду. Одно знаю точно, свою Италию Римма все-таки нашла.

Римма в обнимку с фонарем
Римма в обнимку с фонарем

     Италия – не только изящный «сапожок», попирающий каблучком-Апулией средиземное море. Италия – не только собранные воедино 155 лет назад герцогства и княжества, которые полторы сотни лет назад роднило разве что раскатистое «р» в языке. Италия — словно мозаичное панно, сложенное из россыпей охристых, бирюзовых, золотых, зеленых кусочков-деталей. Аппенинская красавица состоит из множества кухонь (эмильянской, венецианской, римской, сардской и так далее), из множества разных диалектов, из множества разных историй, замешанных на местных традициях, множества людей с породистыми профилями и смоляными бровями, но таких разных.

     Возможно, поддавшись скепсису, кто-либо произнесет «Да, ладно! Плавали (летали, ездили) – знаем!» и вспомнит Рим с гигантским эллипсом Колизея, Пизу с башней-вектором, направленным в небо, Венецию с обсиженной голубями Пьяццей Сан Марко. Но я лишь удивленно вскину брови «Вы уверены, что знакомы с настоящей Италией?».

     Я знакомилась-приглядывалась к ней 10 лет и делаю это до сих пор с большим удовольствием.

О вкусах не спорят :)
О вкусах не спорят 🙂

     Одно из самых вкусных джелато (мороженое), на мой взгляд, не у Фонтана Треви в Риме, а в джелатерии поселка Bevilaqua, что у городка Cento между Моденой и Феррарой. Витрины с разноцветными снеговыми пригорками, домашним мороженым, «стерегут» стеллажи с моделями Харлей-Дэвидсонов. Хозяин джелатерии совмещает в себе любовь к мороженому со страстью к байкам. У входа, конечно же, припаркован хромированный  Харлей, который рыкает по-львиному в руках кожано-татуированного хозяина.

Не закат, а романтический эликсир :)
Не закат, а романтический эликсир 🙂

     Самые красивые закаты можно наблюдать в Риве дель Гарда (Riva del Garda) и Баий Сардинии (Baia Sardinia) теплыми летними вечерами.

     Пожалуй, самые радушные и гостеприимные хозяева, которые видят в вас не гостя, но родного – семейство Миола из Позитано (Positano).

     Самые удобные и стильные туфли можно найти в крохотной лавке на Ватиканских «задворках».

     А Венеция хороша и пустынна солнечными декабрьскими днями.

     За прекрасными итальянскими открытиями/впечатлениями/адресами-паролями-явками приглашаю вас в «Laboratorio Si». И не важно, знаете ли вы язык, штудировали ли вы учебники истории и географии, важно  — иметь желание, быть открытым новому,  доверять и доверяться.

Прекрасная Италия от моего друга фотографа Paolo Gepri
Прекрасная Италия от моего друга фотографа Paolo Gepri

     Дорогие друзья, позвольте вам представить другую Италию, вашу Италию!

      Пишите мне, делитесь впечатлениями, комментариями в разделе Тёплые слова и на странице Laboratorio Si в Фейсбуке.


Понравилось? Поделитесь!

Позвольте представить — другая Италия!: 4 комментария

  1. Ох, Света!Молодец же ты, как пишешь))) Итак грущу по Италии, ты же знаешь, грусть начинается сразу после возвращения, а тут твой новый пост!!!!!!! Италия, amore mio, вернусь к тебе! A presto!!!! И этот знакомый закат на фото в Baia Sardinia!

    1. Олечка, благодарю! Как же мне приятно :))) Памятуя, что все дороги ведут в Рим, обязательно приходим туда рано или поздно впервые или вновь и вновь. Так что выше нос 🙂 И закаты на Сардинии обязательно сбудутся не единожды 🙂

  2. Обожаю ваш блог! Всегда с нетерпением жду новых статей) Можно каждую разобрать на крылатые выражения) Эпитеты несравненны…)

    1. Радуюсь и краснею 🙂 Краснею и радуюсь 🙂 Все взаимно. Когда я пишу, то каждый читатель является моим соавтором, посылая мне вот такую уау! поддержку. Благодарю от всей души!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *