История про пять поколений и одно взросление

Эта история, история моего сына и отчасти моя, началась со слов «Волею судеб вышло так, что я крайне редко общался с моим папой и практически ничего не знал об истории моей семьи, а также о моих предках со стороны отца. Из скудных сведений, которыми я обладал, я знал о том, что семья моего отца родом из Одессы, что один из моих прадедов служил во время Великой Отечественной войны на Черноморском военном флоте, причем в высоком звании. Я взялся за эту работу, так как хотел узнать, как можно больше о моих «корнях» в целом, но и, прежде всего, о родных, воевавших в Великую Отечественную войну и о предках по папиной линии».

«Волею судеб» — это такая обычная проза жизни, про которую не знаешь хорошо это или плохо, а просто учишься принимать так, как есть. Но очень сложно в ней признаться, прежде всего, самим себе. Мы с сыном решили быть честными и смотреть в сердцевину нашей правды жизни, не отводя глаз. Ведь только так, признавая и осознавая, можно совладать с ней, порой щемящей сердце, правдой. Читать далее История про пять поколений и одно взросление

Одна неделя из жизни мамы обыкновенной-3

Понедельник. Маэстро-пиццайоло.

А не забабахать ли нам пиццу?!
А не забабахать ли нам пиццу?!

     Ярослава накрыло цунами кулинарного вдохновения: «Мама, я уже муку достал и яйца. Сейчас тебе пиццу сделаю! Я же на мастер-класс ходил, я умею. Ничего сложного: на тесто разложить ингредиенты и в печь». Я была не готова вот так сразу доверить святая-святых – кухню – под кулинарный иллюзион чада: «Сынок, дай мне пять минут. Я дела закончу. Без меня не начинай. Я тоже хочу научиться правильно раскладывать ингридиенты на тесто». Но творческий сыновний порыв не терпел и секундного промедления. Когда через пять минут я вошла в кухню, по ней плыли белые мучные облака. На столе и полу возвышались заснеженные Альпы в миниатюре из пачки «Мука пшеничная. Высший сорт». Растерзанное яйцо льнуло к кастрюльному донышку, а ещё к столу и кое-где к стенам. Нож, венчик и терка пугливо жались друг к другу, ища спасения у деревянной в «шрамах» кухонной доски.

Где-то мы уже это видели :)
Где-то мы уже это видели 🙂

     Неожиданный поварской лайфхак  дожидался меня на плите — сковорода Тефаль с расплавленным воском. Гарантия 2 года, говорите? Сковородковым новаторам-изобретателям при испытаниях тефлоновых шедевров, наверное, и в голову не приходило, что хваленые антипригарность и прочность терпят оглушительное фиаско, когда за дело берётся юный повар в состоянии экспериментального зуда. Кулинарный блицкриг совершен, поздно кричать «Стой, кто идет! Стрелять буду!». Нужно подписывать капитуляцию. Присела. Подышала, посмотрела на облака за окном. Сын сопел рядом, что-то пряча за спиной. Поинтересовалась у него: «Солнце моё, я впервые вижу, чтобы в качестве ингредиента для пиццы использовался воск. Рецептом, пожалуйста, поделись». Ярослав загадочно улыбался: «Не, мамуля, это другая штука. Я на Ютьюбе увидел, решил тебя порадовать». И протянул мне яичную скорлупу с застывающим серобуромалиновым воском внутри. Как полагается из воскового месива торчал хвостик фитиля очень напоминающий бахрому от шарфа. Точно, после хирургического вмешательства тот квело свисал с табурета. Ярик вдохновенно пояснил: «Мамочка, придешь ты с работы уставшая, зажжешь мою свечку. Огонек будет дрожать перед твоими глазами, вся усталость пройдёт». В нашем доме я ответственная (на одного безответственного) за пожарную безопасность, поэтому опасливо спросила: «Огонек дрожать будет, потому что скорлупка будет кататься туда-сюда по столу?». Сын развеял сомнения: «Про пожар не переживай. Я все предусмотрел: скорлупу можно положить на сушку или пластилином к столу прилепить». Мне лишь осталось добавить: «Круто! Ты замечательную штуку сделал! Как я раньше без неё жила?!». На моё замечание о погибшей сковородке домашний Кулибин без тени шутки ответил: «Мама, так это ещё один лайфхак — пироги не прилипнут».

Свечной лайфхак
Свечной лайфхак. Сушка — для устойчивости.

     А пицца все-таки получилась знатной: с цельными кусками ветчины, пучками молодой кинзы (красного перца под рукой не оказалось, а кинза — пожалуйста) и сырно-плавленным месивом посередке. Шеф-повар жаждал мастерски пожонглировать тестом, как это делают итальянские маэстро-пиццайоло. Видели подобное пару раз в Италии. Но я отвергла кулинарно-акробатические этюды со словами: «Не хватало нам ещё тестовых сталагмитов на потолке».

Пицца должна быть "с огоньком" :)
Пицца должна быть «с огоньком» 🙂

     А сковорода, кстати, пришла в себя. Если её подольше держать на плите, то воск весь выпарится. На потолок 🙂

     Вторник. «Кошачий папа».

     Среди глянцевой зелени вишневых кустов и акации топорщились три «экзотических фрукта» — три пацанячьих макушки. Одна русая большая круглая – не голова, а головище – Игорехина. Вторая стриженая на поповий манер или «под горшок» поблескивала на солнце слюдяным – Денискина. Третья белобрысая ершистая непоседливо вертелась туда-сюда – Ярославкина. Друзья о чем то тихо переговаривались. «Чингачгуки, как дела?», — поинтересовалась я издалека. «Здра-а-ась! — Протянули друзья сына. – Хорошо». «Мама-мама, — взволнованно позвал Ярик, — иди сюда к нам». Удостоилась чести быть приглашенной на мужской «совет в Филях». «Мама, смотри, кого мы нашли», — Ярослав протянул мне крохотного слепого котенка. Пепельный крошка, обняв сыновнее запястье, спал на ладошке. Денис и Игорь прижимали к животам таких же кошачьих малышей рыжего и черного цвета.

Три котенка
Три котенка

   Мальчишки поделились, что нашли котят под неизвестной и непонятной трубой. Долго ждали маму-кошку, но та не пришла. Немудрено, вид и вопли трех богатырей с чумазыми физиономиями на страже котят начисто отбили у последней материнский инстинкт. Поэтому мальчишки решили усыновить кошачьих отпрысков, вернее, удочерить. «Мы под хвостики им заглянули». «Мама, — Ярослав смотрел на меня честно-трогательными глазами, — давай мы котят к себе возьмем. Пожа-а-алуйста!».

Нам в доме страсть как не хватает троих котят. Пожа-а-алуйста!
Нам в доме страсть как не хватает троих котят. Пожа-а-алуйста!

     Ну, уж нет! Я не матерый гринписовец, я просто мама. Я не грезила карьерой и славой Юрия Куклачева. И не хочу наш домашний «мини-зоопарк» (два кота и черепаха) превращать в филиал «Театра кошек». О чем и сообщила сыну, предложив вариант выхода: «Пацаны, я дам коробку со старой пеленкой. Посадите туда питомцев. Напишем табличку «Люди добрые, заберите меня!», и все это беспокойное пищащее хозяйство разместите у двери продуктового магазина. Люди у нас добрые, котят разберут. Мы сами так живностью приросли». Сказано-сделано.

     Через полтора обнаружила замурзанного кошачьего  попечителя у продуктового магазина с табличкой в руках «Люди добрые, заберите меня!». М-да, чудом какие-нибудь «добрые бабаи» не прихватили с собой моё неугомонное сокровище. Себя уберегли, между прочим, иначе умоляли бы взять «вождя краснокожих» за вознаграждении обратно. Оказалось, табличку сдувал ветер, а пристроить кошечек нужно было до ночи. «Родители детей на улице на ночь не оставляют!». Пришлось проявить рвение: очень внятно (ровнехонько под нос) демонстрировать табличку каждому входящему в магазин и выходящему из него.

Люди, добры-я-я!
Люди добрые, котят удочерите!

     Возложенные на добрых людей надежды оправдались с лихвой. Тетечка-продавец безвозмездно выдала на прокорм три упаковки «Китикэта». Котята «Китикэт» есть отказались, «просили титю» (процитировала сына). Сотрудницы аптеки тоже оказались широки душами, пожертвовали бесплатно пипеток и развели детское питание с пробиотиками (!). Котята, притомленные цыганской скитальческой судьбиной, пробиотиков поели. «Китикэт» слопали оголодавшие кошачьи спасатели. Успокою особо впечатлительных читателей, желудочно-кишечные расстройства обошли троих друзей стороной. Желудки за 9 лет поедания всяких пакостей грязными руками закалились как… да, как сталь!

     Рыженькую малявку забрала мимо проходящая «милая такая женщина с толстой попой, значит, голодать Рыжик не будет» (вновь цитирую сына). И при мне цветастая платьем и лицом дама решила взять сразу двоих «Бесплатно?! Беру обеих!». «Солить?», — хохоча, спросила я. «Нет, — ответила дама, улыбаясь, — любить». Мы с Яриком побрели домой, прихватив на память табличку «Люди добрые,..» (вдруг ещё пригодится). Ярослав задумчиво молчал. А дома спросил надрывно: «Мама, папа, когда дочек замуж выдает, печалится?». «Конечно, переживает», — ответила я. Сын размазал одинокую слезу по щеке: «Вот и я как будто дочек замуж выдал. Пойду, погрущу в уголочке». Пяток минут погрустил «в уголочке», а дальше наша жизнь вошла в свою извилистую шумную колею.

     Вместо эпилога.

     Ярослав лежал сонный на своей постели, из-под одеяла торчали угольного оттенка пятки. В комнате стоял казарменный «амбре» или попросту запах мальчиковых потелок. «Ярослав, — произнесла я, — ты «благоухаешь» кем-то бродячим и хвостатым. Будет здорово, если  посетишь душ». «Не-е-ет. — Ответил сын. — Это от меня настоящим мужчиной пахнет». «Послушай, — парировала я, — настоящую женщину, видавшую достаточно всяких мужчин. Настоящие мужчины собаками пахнут редко, а вот чистым телом и хорошим парфюмом часто». «Ага», — ответил настоящий-мужик-в-доме. Пошел подушился своим «Bleu» от Шанель. А пятки так не помыл. Мои любимые чумазые пятки 🙂

Мойдодыра что-ли пригласить?
Мойдодыра что-ли пригласить?

     А неделя из жизни мамы обыкновенной подошла к концу. Она не была особой и выдающейся, за исключением разбитого унитаза (его срок жизни в нашем доме все-таки чуть дольше семи дней). Хотя если на обыденность с прожжённым полом, испорченной сковородкой, множеством «неудобных» вопросов и прочими бытовыми «катаклизмами» смотреть через призму любви и юмора, то обыденность чудесным образом превращается в Особые Весёлые Истории. Которые вызывают улыбку у меня и, надеюсь, вас, дорогие читатели 🙂

Одна неделя из жизни мамы обыкновенной-2

Наш семейный развесёлый дуэт
Наш семейный развесёлый дуэт

     Пока я запихивала в багажник сумку (мы отправлялись на дачу), сын профессионально джеймсбондовски провел полную ревизию содержимого авто. Это значит, что ни одна мелочь не осталась без его внимания. Села в машину, завела, почти тронулась. И вдруг  «на посошок» Ярослав помахал перед моим лицом небольшой коробочкой и поинтересовался: «Мама, а зачем тебе презервативы?». «Что? – Я вытаращила глаза. – Какие презервативы?». «Вот эти. Я заглянул в бардачок, а там среди автомобильных атласов и перчаток они лежат. Миленькие!», — ответил невозмутимо чадо. Ё-моё! Тщательно припрятанный НЗ (неприкосновенный запас) на всякий жизненно-интимный случай (ну, мы же все взрослые люди!) был рассекречен в три секунды. «Мама, зачем они тебе?» — настаивал на ответе Ярослав. «Тебе показать. — Выкрутилась я. – Ты же хотел знать, как они выглядят». «То есть я могу взять один?», — скорее утвердительно, чем вопросительно подытожил сын.

Вы хотели что-то скрыть, мадам?!
Вы хотели что-то скрыть, мадам?!

     Остановились на светофоре. Сын вытащил добычу из упаковки, размотал. Растянув, чпокнул туда-сюда, а потом надул до вполне реальных размеров и помахал направо-налево. Мужик из соседнего авто сначала вытянулся лицом, потом засмеялся, пожалуй, более точным эпитетом будет «загоготал» и показал Ярику большой палец. Мужская солидарность в вопросах покорения противоположного пола во всей красе. Этот большой палец в небо, очевидно, значил «Пацан ты на верном пути. Так держать!». Пацан держал трофей крепко. А ещё растягивал, мял, вновь растягивал, надувал и пулеметной очередью задавал вопросы. Эту штуку что-ли на писюн натягивают? А он крепкий? А пимпочка на конце для чего? Для ловли сперматозоидов? А померить можно? Раз уж сын поймал меня с поличным, пришлось сдавать все явки-пароли, терпеливо отвечать на все «Почему? Зачем? Как?».

Пацан, ты на верном пути!
Пацан, ты на верном пути!

     Наконец Ярослав разложил презерватив на коленке, любовно разгладил и задумчиво произнес: «Мама, а что у мужчин пенисы таких размеров? А отчего у меня такой маленький?». Вот он первый приступ писямерения. Да, мужчины-читатали, мы женщины догадываемся, что ваш генератор мужественности, ваша самооценка, как Кощеева смерть в яйце, упрятана не в сундук на дубе, а ниже ваших пупков. И знаем, что когда «у меня больше, чем у Васьки», это как звездочка на фюзеляже, как медаль на торсе, как чемпионское чемпионство. Поэтому я, собрав всю свою мудрость, очень серьезно и авторитетно заявила: «Ярослав, твой член нормальных размеров. Ученые говорят, что человек растет до 25 лет. Весь человек: от ушей до пениса и пальцев на ногах. Сколько лет тебе ещё расти? Правильно, 16 с «хвостиком». За это время твое «хозяйство» вымахает до размеров презерватива («А может и больше», — вставил сын) и станет беспокойным». Последние слова я произнесла про себя. «Хорошо», — успокоился Ярик.

Размер имеет значение ("Писающий мальчик", Брюссель)
Размер имеет значение («Писающий мальчик», Брюссель)

     Весь день сын не расставался с резиновым трофеем. Он полоскал его в баке с водой, запихивал в него цветочки, надувал то так, то сяк. Даже помидорные колышки Ярослав забивал, натянув презерватив на ручку молотка. А вечером истерзанный бедняга №2 лопнул, не выдержав трех литров налитой в него воды. Я с облегчением вздохнула: ещё один интимный вопрос был закрыт. Но нет!

     Ранним утром следующего дня сын пришел ко мне в комнату. Я досматривала сладкий романтический сон. И вдруг: «Мама-мама, я в тумбочке нашел у тебя ту коробочку. Можно я инструкцию почитаю?». Вот Штирлиц головастый! Вычислил, куда я припрятала «ту коробочку». Видимо, ещё не все животрепещущие вопросы получили по заслугам. Маются-мечутся в восьмилетней остриженной голове. «Почитай», — дала я добро сквозь обрывки сна. Уж очень хотелось доспать ещё чуточку. Сын уселся рядом, бумажно пошелестел и громким голосом начал читать.

     — Пункт 1-ый. «Любой из партнеров может надеть презерватив на возбужденный пенис…». Так. Ага! Мама, а что такое «инфекции, передающиеся половым путем»?

     — (Я, выныривая из пелены сна). Это такие микробы, которые могут жить внутри мужчины или женщины и перебраться к партнеру, если им не выставить резиновую преграду. А от микробов заболевания могут возникнуть. Неприятные и опасные!

Неприятные и опасные микробы
Неприятные и опасные микробы

     — Ага. Пункт 2-ой. «Проверьте, чтобы презерватив был свернут наружу…». Мама, а как определить, где у него изнанка, а где лицевая сторона?

     — Носок свой дай, я покажу.

Где у него лицевая сторона, а где изнанка?
Где у него лицевая сторона, а где изнанка?

     Продемонстрировала с закрытыми глазами. Попросила: «Ярослав, не декламируй на всю округу, пожалуйста. А то соседей сверху и снизу просветим в интимных вопросах. Неизвестно, хотят они этого в 7  утра или нет». Сын «угукнул», но децибелов не сбавил. Душа клокотала от жажды отведать «запретного плода», или хотя бы раз и навсегда понять, что за «фрукт», прячется в коробочке синего цвета.

     — Пункт 3-ий. «Сдавливая сосок, поместите презерватив на кончик…». Мама, слово какое смешное — «сосок»! Я уже понял, что это та самая пимпочка на конце! «Если презерватив спадет, наденьте новый». Что бывает, спадывает? Почему?

     Я окончательно разлепила ресницы, взглянула на Ярика. Сыновние глаза пылали интересом и жаждой знаний. Вот бы найти такой же источник интереса в изучении русского языка. Диктанты что-ли ему надиктовывать про резинотехнические изделия №2 или, например, петарды. Грамматика с пунктуацией моментально подтянутся до устойчивой круглобокой «пятерки».

     — Сын, когда ты спортом занимаешься, энергично плаваешь или бегаешь, бывает так, что плавки купальные сползают или носки? Поэтому же и презерватив спадывает.

Энергично - это здОрово! Главное плавки и все прочее не терять :)
Энергично — это здОрово! Главное плавки и все прочее не терять 🙂

     — Энергично, значит. (Ярик улыбается). Мне энергично нравится! Пункт 4-й. «Вскоре после эякуляции…». Мама-мама, а что такое «эякуляция»? А-а-а, понял! Это когда сперматозоиды выпрыгивают из мужчины! Как выскочат, как выпрыгнут, полетят клочки по закоулочкам. «Затем снимите презерватив, заверните в бумажную салфетку и выбросьте в мусорный ящик, но не в унитаз». Зачем?

     — Ты же мусор аккуратно выбрасываешь в мешок, в ведро, затем в контейнер, не раскладываешь посреди квартиры. Поэтому — «в салфетку и в мусорное ведро».

     — Мама, (огорченно и возмущенно) но там же живые сперматозоиды!!! Они же погибнут!!!

     — Ярослав, Мать-Природа распорядилась так, что гибнут миллионы маленьких белых шустриков, а выживают единицы, становясь детками. Такими, как ты. Иначе наша планета была бы перенаселена. Гони сюда инструкцию и коробочку! Когда подрастешь от макушки до пяток раза в два, тогда получишь назад.

      Сын, задумчиво переваривая информацию, покорно сдал всё. ОБЗ (основы безопасности здоровья) чадо усвоил «от» и «до». Тема закрылась, очевидно, до подросткового гормонального «большого взрыва».

     Воскресенье. «Я ра-а-анен!».

     Басовитые вопли родных тональностей были слышны издалека. Я подумала, что это обычный боевой клич моего «вождя краснокожих». Но через полминуты в домофоне захлюпало и запричитало, значит, ситуация чрезвычайная. Тут же я и все соседи с 1-го по 5-ый этаж были оповещены о случившемся надрывным «Мама, мне Серёга глаз выби-и-ил!». Тут бы мне и сползти по стеночке, позеленев от ужаса. Но материнский инстинкт, жизненный опыт и Аркадий Паровозов внутри, наоборот, заставили бодро сбегать за йодом-зеленкой-хлоргексидином-бинтом-ватой. И когда воющий пароходной сиреной сын переступил порог дома, я уже была во всеоружии. Правый глаз отек, по щеке струйками стекала кровь. Кожа местами свисала белёсыми лохмоточками.  Увесистый камень или сучковатая палка прошлись в полумиллиметре от края глазного яблока. Очевидно, Ангел Хранитель, приставленный к Ярославу, успел-таки в последний момент чуть отвести удар или сам под него подставился. Молодчага, пот, наверное, утирает! «Ангел Хранитель, благодарю тебя! Благодарю тебя! Благодарю тебя!», — прошелестела я одними губами и принялась за дело.

Главное в медсестринском деле - психологическая поддержка
Главное в медсестринском деле — психологическая поддержка

     В медсестринском деле самое главное — психологическая поддержка, а не йоды-зеленки. «У-у-у! Мама, у меня глаз не вытечет?». «Нет, мой хороший, рана пустяковая». Аккуратно умыла чумазую физиономию бойца. «А-а-а! А у меня слезный мешочек не лопнул?». «Нет, моё сокровище, он в другом уголке глаза находится». Промокнула рану неспиртовым хлоргексидином. «Ой-ой-ой! А у меня трещины кровавые по глазу не пошли? Я видеть буду?». «Трещин кровавых не вижу, а вот распухший и сопливый нос наблюдаю. Видеть будешь хорошо». Прошлась по краям ссадин йодом. «Хлюп-хлюп! Значит, мне можно поиграть в «Майнкрафт»?». «Нет, солнце моё, глаз сейчас напрягать нельзя. Можешь немного мультики посмотреть». Наклеила лейкопластырь. Подула и расцеловала в лоб, сопливый нос и щеки. Тут и подробности выяснились. Серый, «го…о, т.е. нехороший человек» без объявления войны треснул палкой Ярослава. Пострадавший в ответ треснул Серого кулаком промеж глаз. Вот и поговорили по-мужски!

Атаманы не сдаются!
Атаманы не сдаются!

     После Ярослав, как и положено раненым «бойцам», растянулся на диване, уставился в телевизор, притих и обездвижился на ближайший час-полтора. Уровень тестостерона, гормона мужского счастья, поднимал обычными мужскими методами: мельтешением мультяшных персонажей на экране и надрывными просьбами «Мам, водички принеси!» или «Мам, яблочко дай, пожалуйста!». Приносила, давала, дула, гладила по макушке.

Чистосердечное признание на стене... туалета:)
Чистосердечное признание на стене… туалета:)

     Вечером на стене санузла, подготовленной под покраску, обнаружила благодарственную надпись «Мама, я тебя ♥». Надпись была тщательно выведена-накорябана кончиком жженой спички. Значит, раненый пошел на поправку, раз взялся за пиротехнические опыты. А ремонт в санузле – моя мечта – стены цвета утреннего рассвета —  придется отложить.

     Любовь, ведь, не замажешь! 😉

     Продолжение следует…

Одна неделя из жизни мамы обыкновенной

     Мама обыкновенная – это я собственной персоной. Второй главный персонаж этих заметок утверждает, что я необыкновенная мама. Но, видимо, одно другому не мешает. Как не мешает лягушке быть царевной. Главному герою, моему сыну Ярославу, вот-вот исполнится 9 лет. Значит, я — мама не-обыкновенная с 9-летним «горячим» стажем. Сомневаетесь в высоких температурах материнства? О-о-о, вы ничего не знаете о жизни! 🙂 Предлагаю это немедленно исправить.

Мама обыкновенная :)
Мама обыкновенная 🙂

Среда. «Просто приходил Серёжка».

«Мама приходит с работы,
Мама снимает боты,
Мама проходит в дом,
Мама глядит кругом…»

(Э. Успенский)

     Открыла дверь квартиры. Дым стоял коромыслом. И это не метафора. Дым таинственно висел под потолком и тривиально вонял. Палёным. Я представила наших котов с тлеющими головешками вместо хвостов  и тут же метнулась туда-сюда в поисках дымно-вонючего источника.  «Был на квартиру налёт? Нет».

Мама приходит с работы
Мама приходит с работы

     Кошка и кот сидели рядком и взирали окрест просветленными взглядами агнцев, прошедших чистилище. «Досталось вам, бедолаги? А где вождь краснокожих?». Коты молчали, не сдавали своего атамана. Наверное, запугал пытками: сердечными расцеловываниями в усищи, объятиями и разлапистыми «нежными» поглаживаниями (от которых шерсть дыбом).  На полу там-сям лежали горсточки жженых спичек. «К нам заходил бегемот? Нет».

К нам заходил бегемот?
К нам заходил бегемот?

      Предпочла умилиться (а не падать в обморок), глядя на эти пожарные мини-инсталляции имени современного искусства. Современное искусство предполагает бревна кучей или мусор вразброс, или расчленить кого-нибудь и разложить на всеобщее обозрение по частям. Кстати, о расчленить. На кухонном столе лежало обглоданное вместе со скорлупой яйцо всмятку. Дополняли «натюрморт» жеваное яблоко и россыпь фантиков от конфет с парой карамельных недоеденных «попок». Та-а-ак, а на кухонном полу чернели подозрительные пятна. «Может быть, дом не наш? Наш». Будто муха-цокотуха испачкала свои лапки в саже и топотала — отплясывала гопак или какую другую чунга-чангу. Общее состояние квартиры описывалось кратким, но емким словом – разруха. «Может, не наш этаж? Наш».

      Сдерживая зубовный скрежет, набрала по телефону сына. Он же атаман, он же вождь краснокожих, он же тропический тайфун, он же Последний День Помпеи. «Дорогой мой, у тебя были гости?» — для начала плеснула елея. «Да, Егыч и Киря», — ответил Ярик невозмутимо. Поня-я-ятно! «Просто приходил Серёжка, Поиграли мы немножко». «Сын, — я добавила в голос металла и оружейного воинственного бряцанья, — в квартире — словно после ядерной войны. Будет здОрово, если ты придешь и уберешь. Вот-вот придет бабуля, и её контрапупий хватит». Ярослав, почуяв неладное в связи с упоминанием загадочного «контрапупия» вкупе с грозной бабулей, примчался через пять минут. Я же Кутузовым ходила по квартире и указывала маршальским жестом на разрушения и понесенные потери. Временами порыкивала львицей: «Твой дом, твоя крепость. Что ж ты её сам разрушаешь?!». Сын, гваздая пылесосом и без того исстрадавшийся пол, виновато пояснял: «Мамочка, мы новое оружие опробовали. Вот есть у тебя пистолет, например. Он стреляет единичными выстрелами, а хочется же, большего и лучшего. Чтобы строчил как пулемет. И спичка, ну не интересно же, когда она горит одна. Вот мы и опробовали спичкопулемет». «Значит, это не обвал? Нет. Слон у нас не танцевал? Нет».

Спичкопулемет- это вещь!
Спичкопулемет- это вещь!

     Наткнувшись на мой взгляд василиска, чудо-чадо мимоходом приложился-поцеловал мою руку. Ох, и Лис-Патрикеевич! И унося мешок с мусором, дипломатично добавил: «Я всё-всё осознал! Прости меня». «Очень рада. Оказалось, я напрасно волновалась!».

     Четверг. Канализационный «апокалипсис».

     «Мамочка, милая моя! – Трагически завывал в трубку сын. – Я унитаз сломал». Ё-моё! Вчера поджог, сегодня потоп? Спокойно! Спокойно! Спасибо матушке природе, при первых апокалиптических признаках и звуках я собираюсь-подтягиваюсь стойким оловянным солдатиком. Мои мыслительные способности, эмоциональные и физические ресурсы выстраиваются при этом в нужную иерархию. И вот я уже Аркадий Паровозов – спасатель мира во всей красе! Серебряных кальсонов в облипку не хватает.

Моё супергеройское альтер-эго
Моё супергеройское альтер-эго

     «Сынок, — я была очень спокойна, как южное море в безветренную ночь, — расскажи мне все по порядку и спокойно. Сейчас придумаем, что делать». «У-у-у!» сменяются всхлипами и вот конспект аварии: «Мама, я просто сидел на унитазе, задумался. Решил прилечь, отклонился назад на бачок, а он как хрустнул!». Хлюп-хлюп носом. «Ничего страшного, — утихомиривала рыдания. – Я слышу, что ты жив и здоров. Это главное. Вода бежит?». «Я занырнул рукой в унитаз, проверить, что там хрустнуло, а из него кусок ка-а-ак вывалится. Нет, не фекалий, белый такой кусок унитаза, — вздохнул Ярослав. — Вода не бежит. Я её перекрыл. Краник нашел, поднатужился и перекрыл». «Молодец! Умница! – похвалила сына. – Руки не забудь помыть после исследований «морских глубин». И отвлекись на мультфильмы. Я скоро приеду, посмотрим масштаб бедствия».  Немудрено, что чадо мобилизовалось под напором стихии. Когда канализационные волны «и стонут, и плачут, и бьются о борт» нашего семейного «корабля», а этажом ниже — соседи, тут не то, что краник закрутишь, баттерфляем поплывешь.

Тут и баттерфляем заплаваешь
Канализационный «апокалипсис»

     Картина перед моим взором предстала удручающе-уморительная. Вода не первой свежести плескалась в районе щиколотки, покрывая кухню, санузел и часть коридора. Во всем этом канализационном «апокалипсисе» стоял мой сын в трусах с грязной мокрой тряпкой наперевес. Устранение потопа продвигалось медленно, но верно. «Мамочка, — Ярослав кинулся в мои объятия, – я виноват! Но нечаянно! Я сейчас туесок соберу и пойду пО миру». «На богомолье что ли? Грехи замаливать?» — весело поинтересовалась я. «Да», — полный раскаяния вздох. «Сын, — обняла моего ихтиандра «с душком», — я тебя очень люблю такого, какой ты есть. Разбитые унитазы с прожженными полами меня, конечно, расстраивают. Но никогда никакие дорогостоящие «мелочи жизни» не сравнятся с тобой, бес-цен-ным сокровищем. А с Богом поговорить можешь прямо сейчас без туеска и хождений пО миру. Выплынь на бережок. Умойся. А я уберу последствия катаклизма». Потопы квартирного масштаба устранила достаточно быстро. И пришла к выводу, что без фаянсовой утраты невозможно прожить и пары-тройки часов.

Он был хорош собой наш бледнолицый друг
Он был хорош собой наш бледнолицый друг

     В начале 10-го вечера поехали покупать унитаз. Продавец-консультант в строительном гипермаркете хохотал о души, узнав причину столь позднего визита, и утверждал, что подобную аварию однажды переживал каждый пацан. Отсмеявшись, водрузил 50-кг агрегат на тележку. А на парковке я впала в прострацию. Мой внутренний Аркадий Паровозов, очевидно, завалился спать, притомленный нескончаемым спасательством. Несмотря на мои умоляюще-гипнотические взгляды, унитаз сам впрыгивать в багажник авто отказывался. Ярослав рад бы помочь, но весовые категории разные со значительным перевесом белого «увальня». Спас ситуацию мужчина. Обычный такой мужик в небритости. Он в вечерних сумерках проходил мимо. Глянул на нас, застывших в бессильной и безмолвной «медитации». Поддернул штаны-трикошки и молча впихнул коробку в открытую пасть багажника. От поцелуев ошалело отказался, довольствовался моими пылкими «благодарю».

     А у подъезда совсем уже в темноте под мерцающими звездами вызвался помочь сосед. «Да я сам в детстве не доставал до выключателя в туалете, — рассказывал сосед, солидарно подмигивая Ярику. Подхватил нашу коробищу, как пушинку, и поволок на кузнечиковых тощих ножках на третий этаж. «Забирался на унитазный бачок и подпрыгивал до выключателя. Один раз промахнулся. Унитаз — вдребезги. А я – в травмпункте, ноги зашивать. Они же у меня в дырах застряли в разбитом унитазе».

Мамочка, я всё-всё осознал!
Мамочка, я всё-всё осознал!

     И здесь я расплакалась от облегчения (мы, оказывается, легко отделались!, наши ноги были целы), от усталости, и от комичности ситуации. Тёплая ночь, мерцающие звезды и бокастый унитаз. Сын нарвал у подъезда обсиканных дворовыми котами-собаками ромашек и успокоительно телепал чахлым букетиком перед моим лицом. Поглаживал меня и приговаривал: «Мамочка, милая моя, успокойся, золотая. Всё в прошлом. Я всё понял, унитаз я больше разбивать не буду». «Да, опыт — сын ошибок трудных», — я дохлюпывала носом. Канализационный «апокалипсис» миновал.

     Пятница. «Посторонним вход В.»

Посторонним вход В.
Посторонним вход В.

     На двери в сыновнюю комнату появилась надпись «Посторонним вход воспрещён!». И в качестве подписи картинка – фиолетовый мозг. Видимо, залиловелся от обилия идей, приходящих в голову ежесекундно и большими дружными компаниями. «Мегамозг, — спрашиваю Ярослава, — а для кого надпись висит?». «Для тебя», — смотрит на меня ясно и серьезно. «То есть мне теперь входить нельзя?», — переспрашиваю я. «Можно, но не нужно. Представь, заходишь ты ко мне. А у меня там — паяльник на полу. Клей, например, пролился. Дымится что-нибудь. Инструменты всякие валяются, то есть лежат. Оружие, палки на полу разложены. Для дела. А ты зайдешь и подумаешь «Какой беспорядок!». И нервничать начнешь. А зачем тебе нервничать? От нервов красота теряется. Поэтому когда ты захочешь ко мне зайти, посмотри на эту надпись и вспомни «А надо ли?». И не нервничай».

     Железная мужская логика на страже хрупкого женского организма. Чем «бить» этот козырь не нашла. Поэтому согласилась. Захаживаю в комнату по предварительной договоренности. Например, для участия в операции по поиску затерянного в жутком хаосе мужском порядке напильника.

     Продолжение следует…

Поговорим о сексе? Эпилог.

     Пока я собирала экспертные мнения и тренировалась сама с собой в произнесении спича на тему «Что такое секс?», чадо взял несколько дней тишины. Дети наши воистину мудры природной мудростью. Не замыленной житейским опытом, не ошкуренной умствованиями, а идущей из глубины души. Сын дал мне время собраться с мыслями и окрепнуть знаниями. При этом эпилог, вернее, серьёзный разговор, всё равно подкрался незаметно.

Была весна...
Была весна,…

     Дело было в весеннем саду. Цвели крокусы. Нежные сиреневые «малыши» острыми клювиками-листиками наперебой словно голодные птенцы тянулись вверх. Подрагивали от стремления насытиться солнечными лучами: «Мне-мне! Дай-дай!». Деревья «оперились» зелёным пушком юной листвы. Трепетали и перешептывались. Обсуждали новые причёски. Природа рождалась вновь. Посреди стеснительно жмущихся друг к другу обнаженных ветвей малины я вдохновенно загребала прошлогоднюю листву. Сын на «пятачке» полянки неподалеку мастерил горохострел.

... цвели крокусы.
… цвели крокусы.

     Опишу коротко данный лайфхак. По мнению Ярослава, данная конструкция жуть как необходима в быту «В лоб кому-нибудь зарядить. Ну, кто нарывается и хамит». Уважаемые читатели, если кому-то нужно «зарядить в лоб» зарвавшемуся оппоненту, а аргументы иссякли, возьмите на вооружение. Травмировать – не травмирует, но смятение посеет. Как изготовить?  Берётся полуторалитровая пластиковая бутылка. От неё отрезается горлышко с  частью самой бутыли так, чтобы получилось нечто вроде воронки для жидкости. Затем берётся резиновая медицинская перчатка. От перчатки отрезается пальчик. Натягивается на горлышко бутылки и плотно прикручивается ниткой. Внутрь резинового «аппендикса» закладывается ягодка или горошина. Резиновый палец натягивается и резко отпускается. Горохострел готов. Хамы обращаются в бегство  🙂

   Со стороны «мастерской» под открытым небом доносились пыхтения, кряхтения и восклицания «Перчатка на какую-то девчачью руку! Как мужчины доктора их натягивают на свои лапищи?! Им же до локтей руки натрёт!» или «Ну, же цепляйся, зараза!». И вдруг: «Мама, как думаешь, может быть, для горохострела презерватив взять?». Я медитативно скребла спутанные космы жухлой травы: «Сынок, презерватив сильно растянется, дальность выстрела пострадает»…  И через секунду встрепенулась как конь при звуках трубы: «Что?! Какой презерватив?! Ты знаешь, что это такое?!». Застигнутая врасплох,  я чуть не завалилась в колючие «объятия» малины. «Да, — ясно-хитрыми глазами посмотрел на меня сын. — Это такой резиновый чехольчик, который мужчины одевают, ну, сама знаешь куда». Мысли мои отплясывали гопака. Среди них проскакала одна и тут же стала словами: «А знаешь для чего?». Сын по-прежнему держал меня «на мушке» взгляда: «Да. Чтобы сперматозоиды не разбежались». Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула: «Сын, давай присядем на бревнышко. Пора нам серьезно поговорить о сексе». «Угу», — Ярик с готовностью и горящими глазами плюхнулся рядом.

Всё в природе дуально и гармонично. (Худ. Алла Свириденко)
Всё в природе дуально и гармонично. (Худ. Алла Свириденко)

     — Сын, Её Величество Природа создала всё гармонично и дуально. Мужчина-женщина, свет-тьма, добро-зло, счастье-горе. Одно без другого существовать не может. Дождь омывает землю, вода испаряется, вновь рождаясь дождем. Земля дает всходы, затем плоды. Человек питается плодами. Без ночи не бывает дня в розовом и пурпурном оперенье рассветов и закатов. Без мужчины не существует женщины. И без женщины не родятся мужчины. Одно проистекает из другого. И всё в природе, обращу твое внимание, происходит красиво. Секс – красиво и естественно, как закаты-рассветы. Сперматозоиды сами по себе много не набегают, не насуетят. Им нужна цель.  Догадываешься, какая?

      — Яйцеклетка!

  — Точно. Королева яйцеклетка живет в женском организме за пупком, внутри.  А где живут шустрые сперматозоиды?

     — У мужчины. Там, куда пинать нельзя (чуть стесняясь).

    — Эврика! Ты уже знаешь, что дети на свет появляются от секса (хотя я предпочитаю выражение от «занятий любовью»). Чтобы на свет появился ребенок, например, ты, нужно, чтобы сперматозоид папы встретился с яйцеклеткой мамы. Подружился с ней. Полюбил её. (Романтически выдыхаю я).

      — Ой, мама. Ты в сторону уводишь!

     — Нет, сынок, я по-прежнему повествую всё о том же. У тебя есть версии, как могут встретиться сперматозоид и яйцеклетка, если яйцеклетка всё время находится внутри женщины, а сперматозоид может бегать?

     — Ну… Он должен прибежать к яйцеклетке.

На старт. Внимание. Марш!
На старт. Внимание. Марш!

     — Ты прав. А он ведь крохотный. Его только под микроскопом можно разглядеть. Кстати, бежит он не в одиночку, а с большу-у-ущей компанией своих друганов. У мужчины, когда тот видит красивую и любимую женщину, эта многочисленная компания малышей топочет к выходу, готовится к старту. Выход где?

     — (Радостно). В писюне!  Ну, или по научному – в члене. Ты же взрослая, знаешь уже про член.

   — Да, знаю 🙂 Когда маленькие бегуны толпятся у «выхода», «писюн» мужчины очень напряжен. Про него даже говорят «он стоит». М-м-м, например, как Эйфелева башня. На старт. Внимание. Марш! И вот маленькие и лысенькие выбегают! Кто первый добегает, кто настойчив в «охмурении» яйцеклетки, тот и победитель. Тот, обнявшись крепко-накрепко с яйцеклеткой, превратится, как гусеничка в бабочку, через 9 месяцев в ребёночка. Один из сперматозоидов твоего папы, судя по твоему неугомонному характеру, был чемпионским чемпионом. Как, по твоему мнению, ему нужно было бежать эту марафонскую дистанцию, чтобы не свернуть с пути, не заблудиться?

  — Презерватив здесь точно не нужен… Они там застрянут всей компанией… (С широко открытыми глазами, удивляясь своим измышлениям). Нужен тесный контакт?!

     — Уф! (От сыновней прозорливости я даже взмокла). Есть контакт! Про контакты. Предлагаю вновь взглянуть на природу. Например, бежит ручеек. Он никогда не будет карабкаться в гору. Наоборот, он выберет себе удобный путь: ложбинку, выемку среди корней деревьев и побежит дальше вниз, весело журча. Если у мужчины есть, хм!, природная выпуклость, то у женщины для тесных контактов природой предусмотрена выемка.

Ручей в гору не потечёт. А для каждой выпуклости есть впадина.
Ручей в гору не потечёт. А для каждой выпуклости есть впадина.

     — Мама, можно задать вопрос. А вы женщины писаете из этой же выемки?

   — Нет, мой хороший. Из другого отверстия. Для тесных контактов необходимо отверстие побольше диаметром.

      — Поня-я-ятно. Я пацанам расскажу. Они о-фи-ге-ют!

     — Сынок, напоследок ещё раз напомню, что секс – это очень естественное и приятное занятие. Даже волшебное, раз после него происходит чудо рождения ребёнка. И главное в нем — Любовь между мужчиной и женщиной. И ещё, солнце моё, если вдруг возникнут вопросы, задавай смело, я постараюсь ответить. Папа, не сомневаюсь, тоже.

   — У-у-у, клёво! Мы с папой непременно всё обсудим. Мамочка, я тебя люблю! (Обнимает меня).

     Окутанное романтическим флёром и напичканное метафорами объяснение мамы помноженное на реалистичное папино, пожалуй,  и даст сыну полную картину. Лишь бы папа не слишком усердствовал в правде жизни 🙂

     А вывод просится следующий. Бережная честность в отношениях с чадом и уважительная позиция «на равных» — капитальные вложения в наших детей. В тактической краткосрочной перспективе они успокаивают ребёнка. Укрепляют авторитет и уважение к нам, родителям. Снимают напряжение из детских головушек, которые «булькают» множеством мыслей, страхов, фантазий, опасений, любопытством. А в долгосрочной стратегической перспективе исключают появление комплексов. Поддерживают, создавая ощущение надежного тыла у детей. И вселяют уверенность. Но главное во всей этой истории, конечно, Любовь!

Главное - любовь!
Главное — любовь!

     PS: Благодарю вас, мои замечательные читатели, за ваши экспертные мнения, высказанные публично или приватно. Меня поддержали ваши версии и советы. Задали моим размышлениям на тему «Поговорим о сексе», несомненно, верное направление. И помогли найти те самые нужные слова. Благодарю вас!

Поговорим о сексе?

     Последнее время именно с этой фразы сын начинает и заканчивает почти все разговоры со мной. Да, в 8 лет разные «почему?», «как?», «зачем?» и «для чего?» распирают юную головушку. Топорщатся как солома из Страшилы. Актуальность данного вопроса для чада не вызывает у меня сомнений и вытаращенных глаз. Очевидно, с друзьями тема уже переговорена не единожды. Выдвинута масса гипотез от просто невероятной до абсолютно фантастической. При этом пытливый детский ум устал довольствоваться нафантазированными им же туманностями. Пытливый детский ум жаждет конкретики и ясности. Поэтому сын бомбардирует меня вопросами «Мама, что такое секс?», «Когда им заниматься?», «Что для этого нужно?», «А надо просто целоваться, или ещё что-то?». От некоторых озвученных сыном версий я сползаю в немом удивлении под стул. Иные вызывают у меня гомерический хохот. Некоторые ввергают в тягостное молчание.

Поговорим о сексе?
Поговорим о сексе?

    Казалось бы, что сложного простыми естественными словами рассказать о том, что такое секс? Но зная склонность чада к вполне осязаемым сиюминутным экспериментам, а не эмпирическим молчаливым наблюдениям, я остерегаюсь посвящать его во все подробности действа под названием «секс», «заниматься любовью». Завеса тайны по-прежнему покрывает своим пологом ответ на щекотливый вопрос «что такое секс?». Ребёнок аж подпрыгивает от нетерпения и желания получить конкретный ответ. А у меня наблюдается дефицит простых и естественных слов по данной, хм!, интимной теме. Поэтому я решила обратиться к более опытным мамам-папам, т.е. собрать экспертный совет. И резюмировав все мнения и версии, дать сыну аргументированное изящное и красивое объяснение.

     Версии от экспертов.

     Версия от меня, мамы, интеллектуальной блондинки (но блондинки!).

Пестики-тычинки... Истина где-то рядом :)
Пестики-тычинки… Истина где-то рядом 🙂

     «Э-э-э, секс – прежде всего, любовь между мужчиной и женщиной», — задумчиво озвучиваю я. «Ага,- парирует сын, — у нас с тобой любовь, но ведь не секс». «Нет, — отвечаю я. – Секс  – это когда мужчина с женщиной целуются и обнимаются». «Голые», — добавляет Ярик. «Да, голые! – вспыхиваю я. – Так мужчина и женщина лучше чувствуют друг друга. Ближе становятся». «Угу, — Ярослав замирает на несколько секунд в размышлениях. – Я правильно понимаю, что от секса дети получаются? Как они получаются?». Я что-то бормочу про пестики и тычинки. «Мама, какие пестики? Ты говорила сперматозоиды бегут к яйцеклетке». Пока я оклёмываюсь от памятливости и прямолинейности сына, тот продолжает: «Значит, я тоже от секса появился?». «Да», — отвечаю я, озадаченная поиском правильных слов и метафор. «И вы с папой обнимались и целовались раздетые? И тебя папа за грудь трогал?», – вопрошает чадо с широко открытыми глазами. От вопроса в лоб я вновь сама лаконичность: «Да». Ярослав взволнованно забегал по комнате: «Мама, я папу понимаю. Ты красивая женщина». Удалился.

     Ох, не поспеваю я за сыновними скоростям! Вопросы на интимные темы  ожидала от него четырьмя  годами позже, лет этак в 12. Но вопросы сыпятся словно из рога изобилия уже сейчас. Да-а-а, после моих сумбурных немногословных объяснений ясности у ребёнка не прибавится. А вот ребусы про пестики-тычинки в обнимку с шустрыми сперматозоидами будут долго разгадываться совместно с друзьями.

     Версия от брутального и бывалого папы, который с правдой жизни запанибрата.

Есть мужской половой охган и есть женский (гравюра А. Дюрера)
«Есть мужской половой орган и есть женский» («Адам и Ева», гравюра А. Дюрера)

     «Сын, всё пгосто и естественно. Есть мужской половой охган (внятный и доходчивый жест правой рукой). Есть женский половой охган (ещё более внятный жест левой рукой). Они между собой пхекгасно и с удовольствием взаимодействуют (динамичные движения обеими руками)».

     На этом месте реалистичного повествования от папы я медленно, но верно теряю сознание при мысли, что наш сын эту динамичную гармонию отправится проверять алгеброй. Вернее, самой что ни на есть физикой.

     Версия от бабушки, шустрой и непредсказуемой как уральская погода.

Анатомия - штука точная, но малокрасивая
Анатомия — штука точная, но малокрасивая

      «Та-а-ак, где-то у нас был атлас анатомии человека», — достает из книжного шкафа пыльный фолиант размером с постамент памятника Ленину на центральной площади. Чадо брезгливо смотрит на препарированные человеческие тела на скупом рисунке: «Бабуля, это же дрянь какая-то! Мама говорила, что секс – это за грудь подержать. А здесь груди нет. И всё страшное». Бабушка с научными изысканиями терпит оглушительное фиаско, но не сдаётся: «Посмотри на наших кота и кошку. Видишь, они иногда египетской пирамидой воздвигаются. Это и есть секс!». Красноречивый скепсис в глазах внука: «Бабуля, ты такая взрослая и мудрая, но наи-и-ивная». Бабушка оставляет последнее слово за собой: «В наше время было достаточно статьи в журнале «Семья и школа», и всё всем было понятно без вопросов».

     Помню-помню я этот номер журнала «Семья и школа». Изнанка женщины расчлененной горе-художником напополам и ещё раз напополам иногда снилась мне в кошмарных снах. Мои вопросы, удобренные ужасом от созерцания дамских внутренностей, зачахли, не успев проклюнуться. А художников подвизавшихся на анатомическом поприще я согласилась бы самолично переварить на мыло.

     Версия от подруги, рассудительной и мудрой  мамы 27-летнего «Эйнштейна».

Книга про "это"
Учебное пособие для родителей

     «У меня книжка была литовского автора Яниса или Яписа какого-то. Говорящее имя, не правда ли? Небольшая такая книжка, но очень доходчивая. Мы её однажды вместе с сыном прочитали. Вопросов у него больше не было».

     Теория, конечно, замечательно. Но в моём случае требуется теория, подкреплённая личным жизненным опытом. Правда, правда и ничего, кроме правды. Иначе чадо с критичным взглядом Станиславского «Не верю!» подвергнет обструкции всё написанное «каким-то дядькой».

     Версия от дяди (он же двоюродный дед), однажды пожавшего все прелести и сложности воспитания мальчика.

Поговорим по-мужски
Поговорим по-мужски

      «Ё-моё! А что в этом возрасте уже такими вещами интересуются?! Какие шустрые, как сперматозоиды. А я и не помню, что я своему рассказывал. Кажется, это он мне рассказывал. Просвещал. Было очень интересно и познавательно!».

     Чует моё сердце, стоит мне немного затянуть с ответом, как и я услышу нечто интересное и познавательное из уст того, кто сам недавно вопрошал «Что такое секс?».

     Версия от подруги, мамы двух великовозрастных баламутов.

     «Когда моему младшему было лет 14, я решила, что пора поговорить с ним про секс. Посадила его рядом и говорю: «Сынок, предлагаю затронуть тему секса». Он на меня посмотрел недоуменно и отвечает: «Мамочка, я уже давно всё знаю. Если хочешь, можем поговорить, конечно». В общем, разговор не состоялся. А старший у меня, молчаливый, спокойный, никогда не спрашивал. Сам все узнал. На практике, наверное».

     Восьмилетний мальчишка + практика + щекотливый вопрос… и я вспоминаю недавно виденный в кабинете дантиста макет огромного зубатого рта. Может быть, имеет смысл делать макеты того, чем сотворяется этот мир? Для честных и прямых ответов на важные детские, вернее, важные жизненные вопросы. Для наглядности и правдивой демонстрации.

     Версия от подруги, мамы-реалистки 14-летнего молчуна.

Теория-теория... Главное - практика!
Теория-теория… Главное — практика!

      «Однажды в 13 лет пришел домой – вся шея зацелована до синяков. Я поседела на полголовы. Посадила его напротив и сказала: «Ласточка моя, пора поговорить про секс. Секс – это прекрасно! Это большое удовольствие! Но мне рановато быть бабушкой в мои 30 с хвостиком. А ты слишком юн для того, чтобы стать отцом. Поэтому этим удовольствием будешь заниматься только после 18 лет. Или возьми резинотехническое изделие №2! Они в среднем ящике твоего стола. Иначе, мой яхонтовый, я свалюсь с инфарктом и совсем седой головой!». Кажется, он понял меня. Как я ему рассказала про секс? Да, никак. Может быть, отец рассказал? Сегодня спрошу у него».

     «Сухой паек» информации на «запретные» темы, который мы родители выдаем большинству наших детей, не утоляет их познавательного и исследовательского «голода». В юных головах и организмах пульсирует «Нельзя! Нельзя!», а значит непременно стоит отведать. Потому что запретный плод сладок. А по неопытности и незнанию можно навкушать такого, что после будет мутить до конца жизни.

     Резюмирую экспертные мнения. По-моему, не складывается мозаика со звучным названием «что такое секс». Там и сям проступают белые пятна невнятностей. И здесь я уподоблюсь собственному чаду, вопрошая, почему очень естественная тема, основа основ, покрыта завесой тайны? Почему, пытаясь объяснить детям, прекрасные природные законы жизни мы, взрослые, невразумительно «мычим» и краснеем? Продолжаю исследовать данную тему и искать нужные слова для беседы с сыном. Дорогие читатели, приглашаю вас присоединиться к моему исследованию.

     Поговорим о сексе? 🙂 Возможно, у вас найдутся подсказки и аргументы для мамы 8-летнего исследователя жизни.

 Каковы будут ваши версии?

История про мамкин передник, мальчика Петюню и похеренную мужественность

     Из температурного озноба и морока, когда Морфей уже тихонько открыл дверцу в подсознание и сквозь неё уже виднелся «хвост» неуловимо прекрасного подсознательного, меня выволокли синтетические телефонные  трели. Прогресс-прогресс, иногда хочется тебя обменять, не глядя, на простую и нынче жутко дефицитную тишину! Я не сразу сообразила, что звонит мама одноклассника моего сына. Разговор начался без особых оригинальностей: «Здрасьте. А вы в курсе, что ваш Ярик…». Из телефонной трубки за версту разило претензией, упреком, фальшивой слезливостью и жаждой скандала. В моём «солнечном сплетении» тихо забулькало раздраженьице: «Да, мой Ярик! Да, непрост! Да, строптив, резок, прямолинеен. И я люблю его таким, какой он есть!». Это я пока про себя, а не вслух срывающейся на фальцет родительнице. Нервы-нервы! Вся нынешняя жизнь словно проармирована ими невидимыми, но такими чувствительными.

     Родительницу несло: «Ваш Ярослав избил моего Петюню…». «Стоп! — сказала я басовито-гнусаво (насморк добавляет голосу увесистости). – Я уже слышала демо-версию происшествия из уст моего чада. В подобных случаях всегда виноваты и правы поровну обе стороны. Поэтому я могу подхватить и продолжить ваш монолог, но в другом ключе – «Ваш Петюня…». Но это не в моих привычках». Мамаша не услышала мой предупредительный «выстрел воздух». Тарахтела под уклон паровозом на полных парах, подбрасывая в топку собственной истерии: «Ваш Ярослав — хулиган. Ваш Ярослав матерится. Ваш Ярослав жжёт спички и взрывает петарды. Я напишу на твоего(!) сына заявление в детскую комнату милиции!». Моё раздражение, поднявшись из глубин, хрипло пророкотало: «Вы забыли самое главное. Мой Ярослав — мальчик и будущий мужчина, которому свойственно материться, носить в карманах ножички и зажигалки, взрывать петарды. Иначе он не будет чувствовать себя мужчиной, и соответственно  мужчиной не будет. А по поводу вашего Петюни выводы делайте сами. Разговор окончен».

Кто моего Петюню обидел?!
Кто моего Петюню обидел?!

     Далее, как во вредных советах Григория Остера («… и тому, кто снимет трубку, сообщите «сам дурак») мне звонили другие родительницы и предлагали устроить для наших пацанов «очную ставку», «столкнуть их лбами» в присутствии мамы Петюни. Я отказалась участвовать в этой инквизиции «домашнего розлива», и от этого не менее жестокой, чем средневековая. Мне достаточно того, что рассказал мой сын. Я ему верю!

     Наконец страсти утихли вместе с телефонными звонками. А на душе остался привкус житейской «сивухи». Эх, некоторые мамашки, склочничество — ваша вторая натура. Сам процесс склоки завораживает. Собрать все ошметки собственного скверного настроения, замесить на хамстве, «поперчить» гипертрофированным эго и «получай ты, благовоспитанная, умная  краля». Мамашки, за дешевым страдательным антуражем забывается самое важное – наши мальчишки. Прибежит Петюня домой, ткнётся в мамкин передник, похлюпает носом. И мамка из благих намерений пошла мостить дороги в «ад». Всё бы хорошо. Только Петюнин мир, в котором в 9 лет только-только родятся и крепнут мужские законы, мужские отношения, настоящая мужская дружба, Петюнин мир замыкается вокруг мамкиного передника. А все мужское — зажигалки, петарды, перочинные ножички, запретные, но вожделенные нецензурности, уважение к самому себе, уважение к женщине – это вымарать. Это — в детскую комнату милиции. Не даёт Петюне мамка пространства и возможности поднабраться душевных силенок, поразмыслить и самому решить естественные конфликты с товарищами: территорию поделить, за лидерство побороться, за девчонку посоперничать. И Петюня сначала цепляется за мамкин передник, потом, если повезёт, за передник жены. А мы, женщины, ахаем и охаем: «Да, куда же это настоящие мужчины подевались?». Выплакались в мамкины передники. Мужчины, благодаря сердобольным мамкам, так и не успели вылупиться из мальчишеской инфантильности.

Настоящие мужчины "вылупляются" из дворовых войнушек, ссадин и синяков (Картина Ф.П. Решетникова "Достали "языка")
Настоящие мужчины «вылупляются» из дворовых войнушек

     Вы спросите, а что Ярослав? С Ярославом мы разговариваем по-взрослому, на равных. Значит, спокойно выслушиваем аргументы друг друга. Слышим их. Каждый делает выводы, затем сообща резюмируем. Он отвоёвывает территорию, борется за лидерство, соперничает за девчонку. Его карманы полны спичек, проволоки, деревяшек, а коленки, локти  и часто физиономия — синяков. Мы вместе учимся, вместе взрослеем, вместе мудреем. Это порой нелегко. Иногда и я в эмоциях трублю «трубой иерихонской». Но когда я чувствую мужскую ещё неокрепшую струнку в собственном чаде, я радуюсь, стараюсь её сберечь и укрепить. И надеюсь, что настоящим мужчиной в мире будет больше.

Неспешные разговоры о любви и не только с мальчишкой поколения «индиго»

     Академики от психотерапии, возможно, скептически заметят: «Это называется синдром дефицита внимания и гиперактивности». Не буду вступать в дискуссии, впадая в мистицизм или архинаучность. Опираюсь на своё ощущение детей-«индиго». Они спокойные внутри, но, порой, с повадками тайфуна снаружи. Уверенные, крепко стоят на ногах. Умные, знающие, рассуждающие. Неожиданно мудрые. Не «впихуемые» в рамки. Учителя нам, взрослым. Моё 8-летнее чадо — как раз из таких. Ещё совсем недавно, набегавшись, насовершав «подвигов», обнимал меня за колени. Спустя пару лет, утыкался лбом со взмокшим вихром чуба мне в живот. А сейчас упирается макушкой уже в сердце. И при этом всегда смотрел и смотрит «ореховыми» глазами в упор, никогда не отводя взгляда. Кумиров не творит, авторитетам не следует, гнёт свою линию. И видит самую суть. О которой все наши беседы.

Тот самый взгляд "ореховых" глаз
Тот самый взгляд «ореховых» глаз

     Окунулась в «водоворот» сыновних новостей. После всех школьных происшествий, которые как экшн-сериал с погонями, перестрелками, мордобоем и девушками главных героев (без стройноногих «изюминок» сюжет кособочится и стопорится), обсудили преимущества бластеров над базуками. Придумали подходящий ник для «Контрстрайка» (понимающие «пацаны», это реверанс в вашу сторону). А потом я слегка потерялась на просторах  разговора, полного брутальных мужских подробностей и деталей. Предлагаю сыну: «Давай поговорим о Любви». Ярослав вскидывает на меня спокойный взгляд: «Мам, чего о ней разговаривать? Она существует. Она чувствуется здесь». Жёсткой ладошкой «запятнал» там, где сердце. Помолчал: «Но если ты хочешь, давай поговорим. Только мне не говорится. Ты расскажи, что для тебя любовь». И я рассказываю и ему, и вам, и всему миру 🙂

      Я принимаю ухаживания от симпатичного М. Ярослава не скрываю и от Ярослава не скрываю, так как во всех моих жизненных «пасьянсах» он — тот самый козырь, который делает игру.

— Мама, мне с тобой нужно серьёзно поговорить. М. претендует на звание моего папы?

— Не знаю сын. Об этом пока рано говорить.

— Судя по тому, как ты глуповато улыбаешься, он тебе нравится.

— (Вздергиваю брови в удивлении). Да. Ты очень наблюдателен.

— А ты ему?

— Кажется, да. Он же ухаживает, проявляет интерес.

— (С интонациями опытного «Дон Жуана», охмурившего полсотни барышень) Ну-у-у, может быть, и нет. Может, он тебе отказать боится. Ты же — как жар-птица. Весёлая, энергичная, яркая. Каждый такую хочет поймать, но удержать — горячо и страшно. И потом я у тебя есть, это тоже страшно.

— (Хмыкаю, ничему не удивляясь и разглядывая невероятный беспорядок в его комнате). Да-а-а, ты ещё тот экспрессивный василиск, сын жар-птицы.

— А про тебя я с М. поговорю, если не возражаешь.

     В дневнике алым лебедем изгибает шею «двойка» за поведение на уроке английского языка. Прошу объяснить ситуацию:

— Нас с Денисом рассадили. Его — к Ольке, меня — к Ане. Мама-а-а, Аня — глупая. Ты представляешь, она утверждает, что женщины умнее и что слово «wolf» читается как «волф». Все же знают, что читается «вулф». Я ей сказал об этом.

— О чем?

— (Округляет в собственной правоте глаза и продолжает пылко). Ну, о том, что правильно «вулф» и что ей врежу, если она не прекратит «умничать». А она громко сказала, что я — дурак. Я вспылил немного. Вот нам по «двойке» и влепили.

— Сын, ты бы объяснил Ане тихонько, что природа предусмотрительно девочек сделала не столь умными как мальчиков. Видел, на дверях туалетов рисуют женскую фигурку треугольником вниз. Внизу вся сила у женщины, в животе. А у мальчиков – треугольником вверх, потому что вся сила у мальчиков — в голове. Сила мальчиков – в уме.

— Мама, если у неё вся сила внизу её треугольничка, то она мои объяснения тем более не поймет.

     Неожиданно 1-го января я получила предложение руки и сердца от давнего знакомого со сложносочиненной фамилией немецких эрцгерцогов, но разухабистым «раззуди плечо, разыграй гармонь» русским характером. Поделилась неожиданной новостью  с Ярославом. Мимоходом обронила, что отвечу отказом. Сын впечатлился. Посерьезнел. Простоквашинским галчонком Хватайкой в задумчивости походил туда-сюда. И сообщает с надрывом: «Если мужчина тебе нравится, хотя бы на 50% и чуть больше, надо его брать! Соглашаться на руку и сердце! Чтобы на 100% нравился такого не бывает!!! Ты подумай. Не спеши. Очень серьезно подумай». Я отвечаю: «Ярик, ум может накалькулировать и все 100%. А сердце при этом обнулить разом всю сотню. Я предпочитаю слушать сердце». Сын перебивает: «А знаешь ты права, сердце-то не врет. Ла-а-адно, ждем другого жениха».

     — Мама, есть разговор! Сегодня меня соперник облил водой. Специально! Он думает, что он соперник. Но он мне не соперник.

     Речь идет о прекрасной «Дульсинее» юных лет. Прошу подробностей. «Да, этот… , как баба, плеснул стакан воды мне прямо в лицо». Чадо без стеснения по-хозяйски развесил свитер и рубашку на батарее рядом с партой. Урок провел в майке, щеголяя бицепсами-трицепсами. Затем со словами «сударь, пройдёмте-ка на выход для серьезного мужского разговора», обращенными к сопернику, выволок разнесчастного конкурента в коридор, и вербально объяснил, где «зимуют раки» и как нужно завоевывать сердце прекрасной «Дульсинеи». Догадываюсь, что после созерцания батальной сцены в полку воздыхательниц Ярослава прибыло.

— Мама, он Марусе рассказывает каждый день, что он супер-парень. Болтать-то он болтает, но женщину болтовнёй не впечатлишь. Важно ещё про дела помнить, про мелочи разные.

— (С большим интересом смотрю на моего совсем юного, но такого взрослого сына). Про какие мелочи ты говоришь?

— Важные! Например,  когда девочка чихает, я всегда говорю «будь здорова». Комплименты говорю. Если роняет карандаш, я поднимаю. Воды наливаю, если пить хочет. Если стукнется, коленку ей потру и подую.

— Сын, ты все верно понимаешь про женщин. Я горжусь тобой!

— (С интонациями мудрого питона Каа). Мама, это жизнь!

Неспешный разговоры о любви и не только
Неспешный разговоры о любви и не только

     Читаем на ночь «Хроники Нарнии. Принц Каспиан». Сцена, где дети вновь встретили Аслана, но по причине неверия и страхов не все его увидели сразу. Я в артистическом «ударе»: то щебечу как Люси, то перехожу на шепот как Сьюзен, то рыкаю громоподобно, как Аслан:

     «…Потом, помолчав, произнес глубоким низким голосом: «Сьюзен». Сьюзен не ответила, но похоже было, что она плачет. «Ты слушала страхов дитя, — произнес Аслан. – Подойди, дай мне дохнуть на тебя. Забудь обо всем. Стала ли ты снова храброй?..».

     Ярослав сонным голосом сопит мне в ухо: «Мама, ты поняла? Когда следуешь страхам, не слышишь Любви. Бояться не надо». И засыпает. Я сижу и тихонько плачу от счастья. И понимаю, что устами «младенца» со мной глаголет сама Истина.

 

 

 

Быть мамой

Пути Господни неисповедимы

     Не знаю, как вы, а без бадабумов больших и маленьких я хирею и чахну. Поэтому вся моя жизнь — приключение, накал страстей, фейерверки эмоций, груды радостей и чудес. Это всё добрая и мудрая Вселенная преподносит нам именно то, чего мы хотим: «Вы жаждете праздников, их есть у меня». Именно с этой присказки в моей жизни начался квест длиною в саму жизнь – моё материнство.

     Сначала, как и полагается, появился Он. Умён, харизматичен, хорош собой. Не взгляд, а чёрная смола. Биография туманная с тёмными пятнами и редким вкраплением светлых. Я же – в блондинистых кудрях, с несгибаемой верой в добро и справедливость и наивом из-под ресниц. Вы испытали чувство дежавю? Да-да, история стара как мир: «Девочка красивая в городе жила, очень неприступная девочка была… Рядом жил мальчишка — местный хулиган, чистил на крылечке краденый наган… Девочка, волнуясь села на карниз, и с восторга криком кинулася вниз… Так узнала мама моего отца».

     В моей истории хулиган — не хулиган, а уже авторитет в ботинках Гуччи. И жили мы в паре сотен километров друг от друга, и ведать друг о друге — не ведали. Но у Бога на нас свои планы, для воплощения которых расстояния – тьфу, статусы – вымарать, предрассудки – чхать! Итак, мы встретились. Со всеми вытекающими последствиями: любовями, гневом, смехом, слезами, пылкими признаниями, запредельным молчанием и… сыном. Сын появился на свет столь же спешно, сколь стремительны и неугомонны его родители.

     При виде тёплого тельца в сорок «богатырских» сантиметров, пяток с яблочко-ранетку и младенческого косоватого взгляда, который уже был как чёрная смола, я пережила Абсолют Счастья. И с размаху ухнула в это сложное, но всегда счастливое материнство. Сын – чудо с невероятным переплетением генов и кровей и, как следствие, Характером, Умом и Темпераментом.

     А я? Я сейчас — заматеревшая мама со стажем и опытом «весом» в 8,5 лет. Для сомневающихся, что это Достижение, отмечу, что быть мамой мальчишки-непоседы – это быть одновременно другом, наставников, учителем и ученицей. А ещё кулинаром, гидом, сапёром, психологом, дипломатом, врачом, иногда пожарным, банкиром, верховным главнокомандующим, сочинителем сказок, учёным, фоторепортёром, знатоком трансформеров/автомобилей/ниндзей/динозавров/супергероев, мастером спорта в лазании по деревьям, скейтбординге, велогонках по пересечённой местности, уф!, и много кем ещё. На днях, когда один мой глаз подёргивался вместе с нервами, а второй уже не открывался от усталости, сын участливо произнёс: «Мамуля, я знаю, как тебе иногда непросто». Я подумала: «Да, бывает по-разному, но скучно – никогда». Под этим девизом представляю вам «Краткий словарь понятий «Быть мамой» от Светланы Симаковой».

     Быть мамой значит:

     Уметь слушать. Ярослав на любой вопрос «как дела?», «как прошёл день?», «всё ли в порядке?» отвечает по-мужски скупо – «нормально». И за этим «нормально» может скрываться что угодно: симпатии к барышне, подбитый кому-то глаз, «отлично» по всем контрольным или веер двоек в дневнике. Я противница пайков из сухих «нормально» в отношениях с чадом. Поэтому в нашем доме поселилась традиция общаться друг с другом каждый вечер за ужином. Я делюсь тем, что произошло у меня. Сын своими происшествиями и впечатлениями. Ярик замечательный рассказчик с цветастыми эпитетами в повествовании. Слушать его пронизанные правдивостью и реалистичными подробностями истории одно удовольствие. Две недели изо дня в день я внимала, верила, сопереживала, давала советы, радовалась, огорчалась рассказам о новом однокласснике Иннокентии. Кешу перевели из другого класса. Кеша — боевой парень. У Кеши буйная фантазия и вспыльчивый характер. Кеша за словом в карман не лезет, а запросто даст отпор и учителю, и зарвавшемуся оппоненту. С Кешей постоянно случаются приключения. Через пару недель и десятка полтора рассказов вдруг обнаружилось, что Кеша существует лишь в воображении моего креативного чада. Правда вскрылась вместе со звучной фамилией Кеши – Какашкин. Предполагаю, что Кеша Какашкин – одно из альтер эго моего сына. Ну, а по сыну, возможно, Голливуд «плачет»: такие сюжеты пропадают!

     Принимать подарки. Главное в таких случаях не завизжать, обнаружив спросонья на собственной подушке нечто странной наружности и формы. Ну и что, что нечто похоже на трижды выкопанный трупик? Важно — суть разглядеть. Сюрприз может оказаться хрюшкой, ёжиком или птичкой, сотворёнными в тайне из подручных материалов. Сейчас в моей комнате живет подаренная сыном пластилиновая свинка. Я люблю и немного жалею свинку-инвалидика с рахитичными копытцами враскорячку. Но хрюшка – молодец – хорохорится. Рядом с ней две подруги из цветной бумаги: лисица с бандитской мордой и крыса с мохнатым ватным чубом. В вигваме из моего календаря на текущий год (взятого без спроса!) обитает удалой лось Аристотель. И главарем у них неунывающий тип — котозаяц. Неожиданные сюрпризы — приятная компания!

     Ах, да, чуть не забыла! На 23 февраля нужно обуть ярко-красные туфли. И с победным видом получить от сына открытку «Мама! Поздравляю тебя с Днем защитника Отечества! Ты – лучшая!». Мои карамельные туфли искупают, по мнению Ярослава, все конкурсные приседания-отжимания багровеющих лицом прочих отцов за неимением поблизости сыновнего.

Красный "козырь" к 23 февраля
Красные «козыри» к 23 февраля

     Сохранять спокойствие в любых ситуациях. Даже тогда, когда чадо, обложившись книгами «100 опытов для новичков» и «Занимательная химия» заносит с невозмутимым видом в свою комнату подозрительные предметы: банку воды, две пары плоскогубцев, три катушки ниток, спички, жидкость для снятия лака, полдерева и морковку.

     Сохранять спокойствие, когда на месте «занимательного опыта для новичков» зияет дыра в ковре или возвышается груда опилок («Увлёкся»).

     Когда весь набор детских кубиков в количестве 52 штук приклеен намертво на свежий «с иголочки» ремонт («Захотелось как-то украсить мою комнату»).

     Когда всем комнатным цветам сделаны модельные стрижки («Проводил испытания джедайского меча. А лимонное дерево — точно с тёмной стороны силы. У него вон какие колючки»).

     Когда около полуночи квартира наполняется едким дымом, и при ликвидации возгорания из дымовой завесы то тут, то там выглядывает голова главного поджига…, ладно, ликвидатора («Мама, я не могу засыпать без света. Лампочка перегорела и я решил костер из газет разжечь. С ним ведь тепло и светло. Давай погреемся вместе»).

     Когда из двери ванной сын выплывает словно Нептун на пенной волне. При этом моим Venus’ом побриты все куски мыла, мочалки, пробки и полотенца («У меня борода пока не растёт, брить нечего, а испробовать бритву очень хотелось).

     Когда в тетради по русскому языку красуются грамотно так написанные нецензурности («Настроение было плохое. Вот и написАлось ЭТО»).

Вот и написАлось ЭТО
Вот и написАлось ЭТО

     Спасение мне при этом — чувство юмора. Без него – хана и повальный мор в рядах нервных клеток.

     Отвечать на каверзные вопросы. Вопросы всегда задаются внезапно, так что от неожиданности выдаю всю правду или почти всю. «Мама, что такое секс?», — спрашивает вдруг Ярослав, тогда ещё детсадовец. В моей голове с бешеной скоростью вертятся шестерёнки. «Ну-у-у, — издалека начинаю я, — секс, это один из видов взаимоотношения мужчины и женщины. Мужчина видит красивую женщину. Влюбляется в неё. Ухаживает за ней. Дарит подарки. Говорит комплименты. Заботится о ней. Кстати, итальянцы секс называют красивым словосочетанием «fare l’amore», что значит «делать любовь…». «А потом мужчина с женщиной голенькие целуются», — перебивает меня сын. – Мы с пацанами разговаривали об этом». «Да, так и есть. — Стараюсь не удивляться. — Почти так. Но любовь она важна. Она – главная». «Понял. — Ярик буравит меня взрослым взглядом. – Потом ещё обсудим эту тему?».

     Всегда быть на стороне ребёнка. «Ваш Ярик побил моего Васечку, — заявляет мама одноклассника моего чада. Я удивлённо смотрю на Васечку и его маму. Васечка выглядит откормленным молочным бычком. Выше Ярика на две головы, шириной с со средний комодик и кулаками размером с дыньки-колхозницы. «Милая, приглядитесь, у наших детей разные весовые категории. Ваш Васечка бульдозером подомнет моего Ярика», — парирую я. Мама тяжеловеса настаивает: «Нет, Ярослав побил моего мальчика». «И пнул вот сюда», — вставляет Васечка, показывая на правое ухо. «Как же он туда допрыгнул?» — проносится в голове. «Я с Ярославом поговорю. Но в любом конфликте виноваты всегда две стороны», — ставлю в разговоре точку.

     Дома в беседе выясняется, что, да, Ярослав «врезал чуть-чуть Ваське-дураку за дело, потому что он пенал «свистнул» и не отдавал». Как мой шпендик дотянулся до правого уха страдальца, для меня так и осталось загадкой.

Темперамент налицо
Темперамент налицо

     Принимать комплименты. Когда сын заявляет «Мама, ты — умнейшая женщина. Всё знаешь. Ты круче Путина», я радуюсь. Когда сын между делом отмечает «Мама, у тебя красивый зад и шикарный бюст», я хохочу от души. Моя школа! Правильный мужик растёт.

     Проявлять дипломатические навыки. «Нет» в сыновних устах – это железобетонное «нет». Но на то я и мама, чтобы приводить доводы, находить аргументы, убеждать, вести диалог и, наконец, договариваться. По-моему, любая мама упрямца-с собственным-мнением-по поводу-и без способна возглавить дипкорпус нехилой страны. Но «розочкой на торте» всех ситуаций, требующих дипломатии, — умение выходить из них с честью.

     Ярослав был тогда палец-в-рот-не-клади пятилеткой. Подруга пригласила нас в гости, расхвалив некоего дядю Сергея, который должен был произвести впечатление на Ярика и составить ему мужскую компанию. Сын долго отказывался, но потом решился на визит. С порога, кинув мельком взгляд на обещанного супер-гостя мужского пола, заявил во всеуслышание: «А Сергей ваш – говно». Немая сцена. Я залилась краской, но сохранила хорошую мину при плохой игре, пролепетав гостям извинения, а самой себе «Устами младенца глаголет истина». И, ведь, прав оказался Ярослав. Время показало полную человеческую несостоятельность того Сергея.

     Учить и учиться. Школьная учеба – условности, правила, примеры, задачи – скучноватое дело. А темперамент сына требует иного: захватывающего сюжета, нетривиального подхода. Поэтому английский и итальянский осваиваем помощью ругательств. Мной изобретённый эффективный, знаете ли, способ. Когда вначале нужно заинтересовать эпитетом, фразой, неупотребимой в приличном обществе, а потом уже дерзать прозаические «What’s your name?» и прочие «Come sta?». Метод работает: в поездках за границей сын изъясняется с аборигенами и литературно, и иногда наоборот. Или, например, математике учу на практике, выдавая карманные деньги. Пару раз Ярика обсчитали. Сейчас же он — виртуоз устного счета в пользу самого себя. Самое главное – вместе учимся жизни и счастью. Причем сын блестяще справляется и с ролью мудрого педагога.

     Друг Ярослава влюбился. Сын в нашей ежевечерней беседе отмечает: «Роман не ту женщину себе выбрал». «Да? — Мои брови ползут вверх. — А какая та?». «Спокойная. Загадочная. Особенная, не такая как все. С которой поговорить можно обо всем. Которая не кричит «дурак», а молча улыбается, и от этого приятно на душе. Которая много умеет делать: шить, вязать, спагетти варить. Красивая, конечно», — мечтательно произносит сын. Интересуюсь, есть ли такие женщины в его окружении. «Есть. — Отвечает Ярик. – Каринка и ты. Только в тебе спокойствия маловато. Будешь спокойной, сразу замуж выйдешь». Смеюсь и принимаю к сведению.

     Быть другом. Вернулся из школы загадочный как граф Монтекристо: «Мама, ты мой лучший друг. Я тебе доверю тайну». «Какую? – Я подхватила загадочный тон. – Мне очень-очень интересно». Походил важно, но не сдержался и с горящими глазами прошептал на ухо: «Я Каринке сегодня карандаш подарил. А она меня в благодарность поцеловала в щеку». «ЗдОрово! – искренне восторгаюсь я. – Это событие! И его нужно отметить». Так, первый девчачий поцелуй заели вкусной пиццей и чокнулись спрайтом «Чтоб были ещё!».

     Доверять.

— Мама, я пойду подстричься.

— Хорошо.

— Я сам скажу мастеру, как меня подстричь.

— Хорошо.

— Запиши меня к приятной девушке, пожалуйста.

— Хорошо.

     Возвращается стриженным: над ушами забрито, на макушке торчит пшеничный хаер, сзади хвостик до лопаток. Выдыхаю и доверяю.

     Звоню на мобильный. Обычный такой материнский звонок – узнать, как дела, место пребывания, планы. Но, чтобы при этом был дома и уроки делал. В ответ приходит смс-ка «Я занят. Перезвоню позже». «Вот, — думаю, — Наполеон Бонапарт 8 лет от роду». Жду. Не перезванивает. Через полчаса набираю ещё раз. Берёт трубку: «Мама, мне некогда. Я с друзьями. У меня дела. К 8-ми быть не смогу, буду в начале 9-го». Какие дела? Где дела? С кем дела? Но выдыхаю и доверяю. В начале девятого, как и обещал, появляется дома. Жив, здоров, в приключения не влип, никому рукопашную обструкцию не устроил. Оказывается, был занят на строительстве шалаша. Правильная штука – доверие.

Тот самый "пунцовый" дневник
Тот самый «пунцовый» дневник

     Гордиться. Весь год дневник краснел замечаниями и двойками. Учительница хваталась попеременно то за голову, то за сердце. Я в сердцах — за дизайнерский итальянский ремень. Конец первого учебного года увенчался высшими баллами за все контрольные работы и грамотой «Симакову Ярославу за высокие интеллектуальные способности». А я не сомневалась. Горжусь!

     И любить! Любить! Любить! И это взаимно 🙂

И это взаимно :)
И это взаимно 🙂

 

 

 

 

Моим любимым людям

“Ведь, если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно? Значит — кто-то хочет, чтобы они были?…”

(В. Маяковский)

zvezdy-2
Звёздами плещется небо

     Чудесных, глубоких, увлечённых людей вокруг много. Боженька целует каждого из нас в «маковку» по-особому, каждому дарит особенную искру таланта, способностей, увлечений. Просто, порой, чтобы разглядеть ширь, глубину, настоящесть человека за «бронёй» стеснения, социальных  условностей, нужно проявлять желание, иметь искренний интерес.

     Я люблю людей. Интересуюсь людьми всей душой. Меня можно назвать рьяной оппозиционеркой к тем, кто сквозь зубы шипит, что Человек вырождается. Наоборот, по моему незыблемому мнению, Человек возрождается. Замечаю всё больше красоты и глубины в случайных прохожих и давних знакомых. Красоты, робко запрятанной в шрамах, морщинах, веснушках и лохматых вихрах. Глубины, затаившейся в тени суровости глубоко в глазах и душах.

     Иногда в случайной беседе, будто доверие солнцем освещает чуть по-другому, Человек вспыхивает Божественной искрой. Приоткрывает самую свою сокровенную суть, облачённую в невероятную «обёртку» таланта, увлечения, хобби. Кажется, астрономы, видя вспышку новорожденной звезды, говорят: «Родилась сверхновая, сверхяркая». То же можно сказать, любуясь Человеком, озарённым изнутри сиянием. Для меня такие моменты – моменты счастья. Потому что украшают и расцвечивают мир и, несомненно, делают его лучше, мудрее, добрее.

     Мои любимые люди, друзья, приятели, знакомые давние и случайные, в этой рубрике я рассказываю о вас, которых люблю, которыми восхищаюсь, которыми вдохновляюсь.