А у меня самая-самая красивая …опа!

Понравилось? Поделитесь!

     Друзья, видимо, я что-то пропустила. Про Олимпиаду в Рио я слышала краем уха, но не видела (чураюсь телевизора). Возможно, помимо главного спортивного мероприятия планеты сейчас проходит Чемпионат на самое красивое «мягкое место» или Всероссийский конкурс «Мисс Супер-попа»? Иначе откуда такое обилие «филеев» на городских улицах? Розовые, бледные, загорелые. В пупырышках и без. Размеров от XS до XXL с гаком. Плоские и упругие. Но все как одна полуобнаженные, напоказ. Очевидно, в качестве жюри в этом конкурсе голозадости призваны выступать мужчины. Узнаем их мнение.

А у меня самая красивая ...опа!
А у меня самая красивая …опа!

     Между рядов супермаркета прогуливалась дородная деваха. Глядя на неё, в голове промелькнула вывеска «молочное и мясное». Девица грузно ступая, вся подрагивала и колыхалась. И всё бы ничего, но подрагивала и колыхалась её нижепоясничная часть туловища… еле прикрытая мятым сатиновым лоскутком. «Тю-ю-ю, бедра как ведра. — Ехидно протянула бы моя бабуля-донская казачка. – Юбку ветер сдул что-ли, раз в исподнем ходишь?». Два облупленных мужика (сланцы, бермуды, помятость на кривоватых лицах) споткнулись взглядами о такое явное богатство. Застыли с восторженно-перекошенными физиономиями. «Зёма, ты видел? Комод, а не …опа!». Зёма, сверкнув прорехой в зубах, скабрезно улыбнулся: «Такую шлёпни, час колыхаться, наверное, будет».

К черту комплексы! Я - прекрасна!
К черту комплексы! Я — прекрасна!

      Видимо, откровенная неприкрытость вызывает у призванных оценить и проникнуться мужчин нахальное любопытство вместо восхищения и вожделения.

     Возвращались с сыном домой, брели по остывающему асфальту. У торгового центра из машины выскочила девушка. На груди — подобие маечки, на бедрах – подобие шортов леопардового окраса. Девушка целеустремилась в пространство, побежала, застучала сандалиями. Мужчины окрест тут же изобразили в её сторону немую гоголевскую сцену. Моему сыну немота чужда: «Мама, какая она вся трепыхучая!». Повернулся вслед барышне: «Какие «булки»! Вот бы их потрогать!». Таксист рядом отмер, сообщнически хлопнул Ярослава по плечу: «Поди, такие же, как у моей Люси». И подмигнул.

Вся такая трепыхучая!
Вся такая трепыхучая!

     А мне пришло в голову, что девушка в подобном «неглиже» словно кроссворд со вписанными в клеточки ответами. Интересно первые несколько секунд. А потом прозаически скучно.

     Мой давний приятель из тех, что при костюме и галстуке с интеллигентными речами и лояльными взглядами на жизнь вдруг прервал на полуслове нашу беседу: «Что-то это мне напоминает». Я проследила за его взглядом. Там стояла женщина лет 50 в ядовито-розовых мини-шортах вся в складочках и перевязях, какие бывают у младенцев. Таких младенчиков называют аппетитными. Женщин же… Мой приятель вновь заговорил: «Палку ветчины в веревочных обвязках мне это напоминает. Света, я голоден. Пойдем обедать».

То что призвано быть сексуальным иногда выглядит тревиально аппетитным
То что призвано быть сексуальным иногда выглядит тривиально аппетитным

     То, что в женском представлении дОлжно являться сексуальным, аппетитным, аппетитным и является. В прямом смысле этого слова.

     По пляжу в лучах заходящего солнца шла девушка. Не шла – парИла. Рядом в вечерних сумерках парИл её велосипед, который она вела за «холку». Велосипед сиял желтым. Девушкины шорты в полном соответствии с модными тенденциями сияли желтым. Из желтого «писка моды» выглядывали, да что там выглядывали – призывно торчали двумя румяными караваями ягодицы.

     Сотрудники пляжной закусочной, горбоносые, просмоленные и с характерным южным выговором, увлеченно терзали генератор -перебои с электричеством. Горцы по очереди дергали генератор за шнур, пытаясь выдоить вольты и амперы. Генератор вместо электричества выдавал старческое кряхтение и глох. И тут лимонного оттенка модница ясным солнцем выкатилась из-за угла. Сотрудники общепита как один заголосили-запричитали: «Дэвущка, карасивая, пастой, пастой! Щащлык скущай, выпэй  вина!». «Отвали», — огрызнулась девушка. «Нэ-э-эт?!», — не поняли её мужчины.

     Электрические импульсы мыслей проскакивали в головах горцев по короткому пути-аксиоме – если у «дэвущка» голый попа, значит, она хочет на неё приключений. Поэтому мужчины крепко взяли модную барышню для начала за локоток и настойчиво повели к столу. Ну, не знали они про модные тенденции! Зато знал мой спутник. Поэтому «дэвущка» в ходе недолгих, но продуктивных переговоров была вызволена из плена вместе с желтыми шортами и желтым «железным конем».

Следуй за модой! Остальное неважно.
Следуй за модой! Остальное неважно.

     Апеллировать к противоположному полу модными тенденциями бесполезно и, как оказалось, опасно. Мужчины мыслят иными категориями: полуобнаженная женщина ассоциируется у них с горизонтальной романтикой, а для начала — «щащлык-мащлык».

     «Ханжа, ты, Светка», — скажет кто-либо. Хм! Я разбираюсь в модных тенденциях и люблю шорты. Я ношу шорты. На даче, например, или на пляже. Не рискую входить в остро модное пике, облачаясь в остро модные кусочки пестрой ткани. Не то состояние души. Отчаянности или отчаяния не достает. Предпочитаю между скромной эстетикой и сексуальностью наповал выбирать первое. Хотя были времена, когда и я щеголяла в одеяниях с приставками мини- и даже микро-. Но всему свое время и место.

     На мой взгляд, подобная деталь гардероба – шорты — словно бой полночных золушкиных курантов: кого-то превращает в тыкву, а кого-то в принцессу. Принцессами доводится стать немногим. И прекрасные принцы, мужчины, и прочие «придворные» это, увы!, отчетливо видят.

Принцессами доводится стать немногим
Принцессами доводится стать немногим 🙂

Понравилось? Поделитесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *